Eng / Рус

“Диверсия” — добро пожаловать в новую десятилетку!

Диверсия шагнула в ещё одно десятилетие своей жизни. В сентябре прошлого года фестиваль дуэтов современного танца «Диверсия» отметил юбилей — 10 лет! Большая международная программа, громкие имена европейского contemporary – Рашид Урамдан и Дельгадо Фукс, мастер-классы, встречи, перформансы в новых пространствах… Ну, а сегодня, «Диверсия» продолжает работать в своем привычном режиме – фестиваль 2017 года начнется ровно через месяц, 15 сентября и на этот раз он будет с явным израильским акцентом!

Diversia 2017С израильскими дуэтами у фестиваля всё сложилось давно, всерьез и, надеемся, надолго. Вот уже в пятый раз мы встретимся с израильским современным танцем и на этот раз Израилю будет посвящен целый вечер фестиваля. Благодаря поддержке и сотрудничеству с Посольством государства Израиль в России мы имеем эту удивительную возможность – встретиться с прекрасным, ярким contemporary dance из этой страны  в рамках специального вечера фестиваля, о котором говорит уже не одно десятилетие весь мир. Чего только стоят такие известные на весь мир имена, как Batsheva Dance Company, Kibbutz Company и другие. Новые звезды израильского contemporary загораются с завидной регулярностью. Жиль Керер, Славек Мария, Мерав Даган и Став Марин – на этом фестивале будем запоминать эти имена. Кстати, Жиль Керер, молодой израильский танцовщик и хореограф приедет к нам уже во второй раз (и это уже укоренившаяся традиция фестиваля – приезжать к Кострому многократно).

А откроют «Диверсию» спектакли созданные в рамках резиденции на СТАНЦИИ при поддержке Фонда Михаила Прохорова. Дуэт «Легенда» — танец челябинских танцовщиков Рафаэля Тимербакова и Дмитрия Чегодаря, который для них ставит хореограф Диалог Данс Мария Качалкова – дебют на фестивале в качестве хореографа! Программу вечера «станционных резидентов» представят также Алексей Нарутто и Ольга Тимошенко, которые в августе 2016 года на СТАНЦИИ осуществили свой грандиозный план, положили начало будущему спектаклю «Черная соль». Весь последний год он успешно шел на разных площадках Москвы, а теперь «Черная соль возвращается в пространство, где и была создана. Официальная костромская премьера случится как раз в первый день фестиваля.

Третий день программы Диверсии, он же заключительный мы посвящаем российскому современному танцу во всем его многообразии и разнообразии. Дуэт спектакля «Унесенные» камерного балета «Пантера» из Казани — это постановка француза Тома Лебрана (завсегдатаям СТАНЦИИ это имя знакомо, Тома – участник фестиваля France Danse в 2010 году). А москвичи Софья Гайдукова и Константин Матулевский покажут свою собственную работу Memoriae, где они и исполнители, и постановщики. Memoriae – это о нашей способности помнить и о том, как трансформации памяти влияют на нашу жизнь. А если у вас хорошая память, то вы, наверняка помните, что Софья Гайдукова продолжает традицию многократного участия в «Диверсии» — это будет уже третий ее визит к нам. Особое внимание в этот день стоит обратить в этот день на московско-костромской дуэт Lagom – танцевальный проект MIJ (Матрёшки in jazz). Что-то совершенно новое и очень известное для танцевальной Костромы ожидает нас на фестивале в этот раз! Прекрасный синтез уличного танца и contemporary — вот кто такие джазовые матрешки. Костромички, начавшие заниматься уличным танцем в Костроме перебрались в Москву и в течение восьми лет завоевали танцевальные стрит-денс площадки и фестивали России и Европы, а сейчас экспериментируют с новыми танцевальными формами на стыке уличного и современных направлений. Результат увидим все вместе на закрытии фестиваля!

Фестиваль Диверсия 2017 проходит при поддержке Фонда Михаила Прохорова и Посольства Израиля в России.

fond_prohorovaISRAEL~1

Июльская резиденция на СТАНЦИИ

Резиденция на СТАНЦИИ при поддержке Фонда Михаила Прохорова дает возможность место молодым начинающим артистам не только создавать свои проекты, но и получать бесценный опыт от опытных кураторов. Июльская резиденция как раз прошла в этом формате – менторы  contemporary dance Нина Гастева и Михаил Иванов из Санкт-Петербурга  делились опытом с танцевальной молодежью!

 IMG_8003

 

Нина Гастева, куратор резиденции на СТАНЦИИ, хореограф, педагог.

«Сама я тоже была в качестве участника резиденций, но была внутри, а сегодня я впервые выступаю в этом качестве – наставника резиденции. Здесь мы с Михаилом Ивановым работали в двух режимах, с разными группами — сами участники поделились и создавали продукцию, уже имея какую-то свою идею. Мы имели здесь уникальную возможность не торопиться, не спешить, немного прокрастинировать даже, и черпать в этом также новые возможности, доверие к ситуации, к телу, ситуации, объекту. Резиденции мне кажется нужны особенно в таком формате, как на СТАНЦИИ. Этот формат очень удобен, когда есть доверие прежде всего, артистам предоставляется возможность заниматься чистым творчеством».

IMG_8014

Михаил Иванов, куратор резиденции на СТАНЦИИ, хореограф, перформер.

«У меня есть небольшой опыт резиденции, но за границей, здесь же интересно было поработать именно с российскими танцовщиками, из регионов. И даже несмотря на то, что у нас были в резиденции участница из Польши, а одна из участниц россиянка, которая проживает в Германии, несмотря на это, это все равно люди мне понятные, с которыми я существую в одном контексте. В какой-то момент я перестал узнавать свою идентичность, танцевальную. У нас выстроились горизонтальные связи, мы наладили такой хороший контакт, не было этой иерархии, не было вертикали власти, когда есть хореограф, который все знает, за все отвечает и говорит, что кому делать. Здесь были осторожные шаги, притирки друг к другу и выстраивание контакта. Я могу сказать, что мы были наблюдателями и старались ухватить и разглядеть даже самые маленькие и важные детали и обратить их внимание на это важное».

IMG_8050

Елена Мисюра, участница резиденции на СТАНЦИИ, хореограф, танцовщица театра танца «НоГа» (Омск)

«Я еще никогда не работала так – когда ты приезжаешь не за готовым материалом, а просто творить, от этого ты становишься более живым что ли. Мое сотрудничество с Настей и Кириллом (мы работали как трио, они тоже хореографы) позволило мне найти какой-то новый язык танца в этом новом опыте и новых обстоятельствах. Безусловно, этот опыт бесценен, но в первые дни было тяжело, мы были незнакомы друг с другом, пока мы выстроили этот общий живой процесс, выстроили демократию. Наши кураторы вовлекли нас в перформативные практики, для меня и ребят это был новый опыт, мы больше танцуем, в нашей жизни присутствует танец, а не перформанс».

IMG_8062

Кирилл Зайцев, участник резиденции на СТАНЦИИ, танцовщик, студент факультета современного танца (Екатеринбург)

«Это моя первая резиденция, у меня масса впечатлений, это очень богатый процесс. Я получил много новых навыков, не только танцевальных и перформативных. Интересно было коммуницировать с коллегами, находить общее, выстраивать процесс, это было важным для меня. Ведь два хореографа делают одно, это уже сложно, а нас было трое. Было важно дать высказаться каждому, внести свое лучшее в работу. Наши кураторы очень деликатны, если и делали нам замечания, то это было в очень мягкой форме, поэтому процесс работы был максимально комфортным, никто ни на кого не давил».

IMG_8098

Виктория Херчек, танцовщица, хореограф, студентка государственной школе театра танца (Польше)

«Мне бы хотелось в будущем делать свои спектакли и какие-то свои проекты, это моя главная цель. Здесь на резиденции мы получили много свободы и могли делать, что хотели и воплощать свои самые смелые идеи. Эта артистическая свобода – это очень важно».

Анастасия Миронова, танцовщица, выпускница колледжа культуры (Томск)

«Я очень мечтала поработать именно в таком формате, когда ты свободен, когда нет дедлайнов, однозначных обязательств и ты можешь сделать то, что ты хочешь, встретиться с самим собой. И кроме того, интересно было поработать в жанре перформанса, это очень обогащает, была рада поработать с такими опытными и грамотными модераторами, как Нина и Михаил».

Алина Белягина, участница резиденции на СТАНЦИИ, хореограф, танцовщица, выпускница P.A.R.T.S. (Россия-Германия)

«Мне здесь очень понравилось, открытость, большая свобода, демократия. Мне есть с чем сравнить, я много была на резиденциях в Европе, здесь можно сказать, очень всё по-европейски, никто не отвлекает тебя никакой бюрократией. Мне очень понравились наши кураторы, я о них мало что знала до этой встречи, но оказалось, что они не только очень талантливые люди и им есть чем поделиться, главное, у них просто дар наставничества, они умеют передать тебе очень важные вещи».

Фото: Марии Мироновой

fond_prohorova

 

На Сковородке играли шарманки

Необычным перформансом закрыла сезон арт-площадка СТАНЦИЯ. В течение трех часов под звуки шарманок по улицам города двигалось танцующее шествие «Dancewalk».

dw4

В переводе с английского «Dancewalk» — танцевальная прогулка. Возглавлял шествие танцовщик из Швейцарии Фуфуа Димобилите, имя которого костромские ребята укоротили до Фуфу. На сковородке он опытным взглядом оценил экипировку собравшихся на танцевальную прогулку, и бодро прокомментировал образы собравшихся: «нормально», «плей-бой», «фрик», «артистично». Как заметил один из участников прогулки, сам Фуфуа, в темном обтягивающем трико был похож на Жака Ива Кусто, только акваланга и маски не хватало.

— Жак Ив Кусто? Да-да! Я занырнул в Кострому — рассмеялся Фуфуа.

До Костромы танцовщик уже успел танцевально прогуляться в Кейптауне и Соуэто в Южной Африке, в округе Юра в Швейцарии, у здания Парижской оперы, а совсем недавно — в Москве.

dw

Во время прогулки музыку обеспечивали два шарманщика из Москвы. Руслан и Саша — участники «Electro hurdy-gurdy club», необычные шарманки они придумали сами. В деревянном ящичке — сложная электронная начинка, туда можно закачать любую музыку, но чтобы агрегат заиграл, шарманщик должен крутить ручку. Современная шарманка приводится в действие по принципу динамо-машины, это «экологически чистый агрегат — батарейки не требуются» — шутят ребята. При этом, чем сильнее крутишь — тем громче музыка. Электронные шарманки можно синхронизировать, и получится стерео-звук. В Костроме эти супер-шарманки зазвучали впервые, а на днях Руслан и Саша отправятся в Калужскую область, там на фестивале анимации они сделают сцену, которая тоже начнет крутиться от ручного привода, а на ней будут играть одновременно несколько шарманщиков.

dw3

Фуфуа, занырнув в Кострому, чувствовал себя на улицах города, как рыба в воде. Его не смущали удивленные лица прохожих, в какой-то момент, он, как касатка в стаю морских котиков, нырнул в группу обалдевших туристов, и вынырнув, весело помахал им рукой на прощание. Он был абсолютно самодостаточен и создавал вокруг себя новую реальность, необыкновенный, особенный день — которого никогда не было, и никогда больше не будет. Когда шарманки замолкали, Фуфуа начинал насвистывать, создавая свою мелодию и задавая свой собственный ритм. Участники прогулки двигались за ним, словно марионетки на невидимых ниточках, как если бы у него в руках была волшебная дудочка Нильса. При этом они не копировали мастера, каждый создавал свой танец.

dw1

Костромичи реагировали на танцующих по разному. Некоторые испуганно шарахались в стороны, другие останавливались, и открыв рот смотрели на происходящее, третьи говорили: «классно, молодцы», а некоторые присоединялись, и какое-то время двигались вместе с веселым шествием, пританцовывая под звуки шарманок. Для большинства горожан это, конечно, было чем-то абсолютно ненормальным и непонятным. В то же время привычная воскресная «нормальность» выглядела очень бледно на фоне такого необычного времяпрепровождения. Полный разрыв шаблона.

dw5

Танцоры стартовали на «сковородке», «протанцевали» Сусанинский сквер, спустились по Молочной горе, миновали набережную, вернулись в центр и дальше через проспект Мира двинулись по маленьким старинным улицам. В какой-то момент начался дождь, что только добавило танцующим азарата. Музыка, капли дождя, танец на фоне все время меняющихся декораций — все вместе это выглядело очень кинематографично, казалось, что каждое новое движение, каждый шаг преобразуют пространство и время — улицы улыбались вслед танцующим под дождем.

Фото и текст: Алена Кленова / «КП-Кострома»

Five Russian troupes that can compete with those of Pina Bausch and Martha Graham

The troupe from Kostroma is the only company out of all the heavyweights of Russian contemporary dance to be formed after the dance fever that raged during the Perestroika. It was established in 2002, when two young drama actors, Yevgeny Kulagin and Ivan Yestegneyev, decided to change their lives.
Kostroma became the company’s residence. This old town, which played an important role in the history of Russia, had no significance on the country’s theatrical map. For ten years Kulagin and Yestegneyev honed their skills with many master classes until 2011, when their troupe was noticed at Russia’s principal theater festival, the Golden Mask. Their debut with Belgian Karine Ponties’ Mirliflor immediately received a prize and in the following year Kulagin and Yestegneyev consolidated their success with their own production, Punto di Fuga.
Kulagin and Yestegneev’s productions combine the choreographer’s tenacity with the brutality of the executing style, freely finding their niche in the space where genres meet. The troupe from Kostroma has become a resident at the Gogol Center and participates in performances by the Theater of Nations in Moscow. The dancers also perform at a new art space in Kostroma called STANTSIA.

Original Choice. Как видеохудожник и хореограф оказались на одной сцене.

В этом холодном июне к нам приезжали сразу две команды от Культурного центра ЗИЛ, наших хороших партнеров. Проекты, зародившиеся в стенах этой культурной институции, получили свое развитие у нас на площадке. И снова по традиции говорят и показывают участники очередного этапа.

IMG_6454

Марина Орлова, хореограф и перформер проекта Original Choice, участница резиденции на СТАНЦИИ:

«Самая важная вещь, которая запустила весь этот проект — это было наше с Настей Кузьминой желание поработать вместе и при этом оставаться на равных, не использовать друг друга, не использовать видео, как фон для танца и наоборот, ей не использовать меня, как дополнение к своему фильму. Быть равноправными в этом и создать произведение именно в таком режиме. Во-вторых, проект мы начали с того, что мы долго обсуждали, что именно нам было бы важно и нужно обсудить на этом этапе жизненного пути. И у нас совпало очень быстро и многое, мы быстро выяснили, что нас тревожит проблема трудности выбора, проблема трудности принятия решений. Чем больше мы рассуждали об этом, тем больше мы понимали, что это проблема не только наша, а очень многих среди нашего поколения. Другой аспект — танец у нас отвечает за реальность, а видео – за виртуальность. Люди, которым сейчас от 20 до 35 лет, родившиеся во времена без компьютеров и мобильных телефонов, и с этим знанием сегодня попадающие в среду, когда все вокруг становится экраном, все становится цифровым, эти люди, наше поколение, они испытывают трудность, чтобы адаптироваться к такой быстрой перемене мира. И нам кажется, людям порой трудно совершить выбор, понять, в какой они части, они в реальности или в виртуальности, они проживают свою жизнь или они смотрят фильм о чьей-то чужой.

Это моя первая резиденция, я рада, что получила эту возможность, я уже несколько лет хотела попробовать такую форму работы: получить свободу, заниматься собственными экспериментами, не ориентироваться на интерес площадки, просто по-честному пуститься в исследования того, что мне интересно. Это началось на резиденции в ЗИЛе, а здесь произошел самый важны этап, когда мы погрузились не то что с головой, а просто ушли на дно, в такие глубины этой работы. Абсолютно выключились из своей жизни, и думали все 24 часа в сутки только о проекте и это для меня очень важный опыт».

Настя Кузьмина — современный художник, работает с видео, инсталляциями, перформансом, участница проекта “Original Choice” и резиденции на СТАНЦИИ.

«Перформанс, связанный с современным танцем меня заинтересовал примерно полтора года назад, тогда я пошла учиться в СОТУ и там познакомилась с Мариной Орловой. После лаборатории, мне захотелось поработать с хореографическим перформансом, а Марина предложила сделать перформанс с видео, и так, наши желания совпали, и результатом стал “Original Choice”.
…Это не первая моя резиденция, я была уже в австрийской резиденции от kulturkontakt, прожила там почти три месяца совершенно одна, это был закрытый личный опыт, и еще участвовала в двух-недельной резиденции-симпозиуме Аланика во Владикавказе. В Костроме мне очень понравилось: маленький город, все близко, все рядом, ты не тратишь много времени на дорогу, можно сосредоточиться на работе. На мой взгляд, суть резиденции в том, чтобы оторвать тебя от твоего повседневного быта и поместить в такой условный белый куб, в другую среду для работы. Собственно, у нас это и получилось, мы очень глубоко окунулись в процесс, чего бы точно не произошло в Москве, мы углубились в свою тему и было очень приятное взаимодействие между нами, мы просто день и ночь были вместе, и стали уже не просто командой, а единым организмом».

Елизавета Спиваковская, театровед, драматург проекта Original Choice, участница резиденции на СТАНЦИИ:

«Все началось еще зимой, когда культурный центр ЗИЛ объявил набор молодых хореографов на резиденцию, и тогда как раз Марина и Настя решили создавать совместную работу и подали заявку. И я узнала об этом проекте уже на этапе работы над идеей, что хореограф и видео-художник оба будут на сцене. Я присоединилась, так как для такой работы — когда сам автор (хореограф) — он же перформер, хорошо иметь внешний взгляд на все происходящее. Так в проекте и появилась я. На резиденцию в Костроме мы подались, потому что это хорошая возможность получить пространство в свое распоряжение, работать в полную силу и за короткий срок создать и привести работу к какому-то результату. Сюда мы приехали с опытом прошлой резиденции, в ЗИЛе у нас было время на поиск, и там же мы показали первый эскиз, обсудили его с кураторами и со зрителями, получили обратную связь, а здесь, в Костроме, уже смогли довести все до ума благодаря совершенно другому ритму погружённости в процесс. Во-первых, мы уехали из дома, во-вторых, мы без остановки в короткий промежуток времени работали очень интенсивно, это сильно влияет на итоги работы. Я пока не знаю, какие делать выводы, может быть, так надо было начинать, а мы заканчиваем на этом интенсиве, а может быть, это позволяет, не останавливаясь и не отвлекаясь, выпав из всех контекстов, сосредоточиться на одном. Думаю, что это очень полезно».

IMG_6411(1)

Андрей Гурьянов, саундартист, участник резиденции на СТАНЦИИ:

«Я в этом проекте отвечаю за звук. До этого у нас было много совместных проектов с Настей, и вOriginal Choice я с самого начала.

Что касается самой резиденции — это очень классно приехать в Кострому (кстати, у меня отсюда дедушка, но я здесь впервые), увидеть, что здесь есть жизнь и хочется сразу сюда вернуться. Я вижу, что здесь интересно, что-то можно создавать, вдохновляться чем-то, поместить себя в другой контекст, или другой контекст в себя. Чем больше и чем менее ожидаемое место – тем больше подпитка, это такая взаимная подпитка всех от всего».
fond_prohorova

Интервью с Иваном Естегнеевым

Если говорить о беспрецедентном в костромской культуре — то говорить о «Диалог Данс». Сегодня еще и повод есть: самый независимый проект с самой грандиозной репутацией (у них три «Золотые Маски», а у лидеров – контракты по всему миру) уже пятнадцать лет как демонстрирует искусство контемпорари и искусство жить без регулярных дотаций. «И прямо в этот юбилейный год, – рассказывает арт-директор Иван Естегнеев – жизнь «Диалог Данс» снова должна измениться».

ivan

Кострома неотделима

— Иван, наши поздравления: «Диалог Данс» в этом году пятнадцать. Поверить, конечно, сложно, но консервативная Кострома реально уже полтора десятилетия танцует и смотрит контемпорари. А все-таки есть костромичи, которые до сих пор спрашивают: «Диалог Данс» – это что такое?»

Ты знаешь, есть. И я понимаю почему: у многих костромичей другие интересы, они редко куда-то выезжают и мало видят современное искусство. Но опять же: в начале июня мы показывали спектакль «The_Marusya» – и собралась какая-то новая публика, которая понятия не имеет о современном танце. И при этом целый час смотрит стенд-ап нашего пиар-менеджера.

— То есть за пятнадцать лет Кострому удалось изменить?

Нет ощущения, что мы что-то прямо глобально изменили. Но хочется верить, что мы задаем определенную тональность. Костромичи начинают понимать: не где-нибудь, а именно здесь, в нашем городе, на арт-площадке, происходят разные крутые события. А значит, нет никаких территориальных границ: Кострома неотделима от страны, от мира. Ничем не обделена – в смысле современной культурной жизни. В Костроме все возможно. Вообще наша деятельность в последние годы как раз это и доказывает – что невозможное возможно.

— Сразу вспоминается проект «Люди». Спектакль «Диалог Данс», в котором на одной площадке с артистами компании танцевали глухие ребята. И это не было недотанцем – скорее это был сверхтанец.

— В этом парадокс современного танца: мы занимаемся вроде бы не попсовым искусством, но мир контемпорари открыт для каждого. В нем не существует ограничений для выхода на сцену. В двадцать первом веке создают танцевальные спектакли и с инвалидами-колясочниками, и со слепоглухими людьми – такой спектакль делал Женя (директор «Диалог Данс», хореограф Евгений Кулагин работал над спектаклем «Прикасаемые» в Театре Наций весной 2015 года. – Д. Ш.). На сцене могут работать непрофессиональные артисты, но если это концептуальный, интересный спектакль, профессионализм исполнителей уже не имеет такого значения.

— А не случится девальвации искусства? Раз можно всем и даже учиться не обязательно, давайте все и пойдем в артисты.

— Это становится тенденцией, но вряд ли станет мейнстримом. Просто появится какой-то другой свежий взгляд на танец, на театр. Наши партнеры – Центр имени Мейерхольда – запустили новый проект – «кружки» при театре. Есть «кружок» пластики, и драматургии, и театральной критики. То есть приходят люди не из театра, которым что-то интересно, и с ними работают мастера. Понимаешь, одно дело, когда критик давно пишет о театре – он зачастую встроен в определенную систему взаимоотношений, в том числе с тем или иным театром или режиссером. Другое дело – человек, который недавно ведет свой авторский блог. Да, у него немного опыта, зато он предельно независим к тем, о ком пишет.

the marusya

Продюсерский результат

— К вопросу о неартистах на сцене: в этом году «Диалог Данс» получил свою третью «Золотую Маску», причем за моноспектакль пиар-менеджера Маруси Сокольниковой. Ну парадокс же.

«The_Marusya» – очень нетипичный для «Маски» спектакль, именно поэтому он и получил специальный приз жюри. Хотя я не могу сказать, что эта «Маска» была совсем неожиданной.

— Все были уверены?

— Все были уверены в одном, что этот проект стоит начинать. То есть даже вопроса не возникало: а нужно ли? И все были готовы работать над этим проектом: и хореограф Саша Андрияшкин, и сама Маруся, и наши артисты, которые ей очень помогали, и мы с Женей. Было безумно интересно, что из этого получится.

— Не могу не спросить по традиции: после новой «Маски» что-то изменилось?

— Три наши «Маски» – это разные лично для меня истории. «Mirliflor» – это артистическое завоевание, в случае с «Punto di fuga» это наш с Женей успех как хореографов, а «The_Marusya» – продюсерский результат. Продюсер в современном танце, как и в кино например, сегодня становится полноправным участником процесса. Конечно, третья «Маска» – это важно для нашей профессиональной среды. Но в нашей коммуникации со зрителем она особо ничего не меняет.

— Вообще есть ощущение, что со зрителем вы стали общаться чуть меньше. На СТАНЦИИ сегодня не так много событий, зато все активней работает школа «Диалог Данс».

— Это никак не связано с тем, что нам не хватает времени или что мы заняты другими проектами. Нет. Просто в последнее время очень изменился мир. Экономика, политика. Еще три года назад у нас была возможность при поддержке Министерства культуры осуществить проект «Театр плюс общество» или привезти в Кострому знаменитые современные театры. Сейчас этой возможности просто нет. На грант Еврокомиссии мы устраивали «Фабрики воображения» – такой артистический панковский проект. И этой возможности нет тоже.

— Но хоть какая-то поддержка осталась?

— Если бы у нас отсутствовали постоянные партнерские отношения с частным благотворительным фондом поддержки культурных инициатив, два года назад мы бы в лучшем случае сократили деятельность раза в три. В худшем – закрылись бы. Так что сейчас у нас есть поддержка фонда, известная площадка и хорошая команда. И только на это надо рассчитывать.

IMG_3698Резиденции как выход

— Тогда прямой вопрос: и какой есть выход?

— Чтобы грандиозные события на СТАНЦИИ случались каждый уик-энд, нужна поддержка со стороны города, СМИ и т.д. Но у СТАНЦИИ есть и другой путь – стать production house. Местом, где будут создаваться спектакли – не только наши, но и других российских компаний.

— Вы имеете в виду резиденции?

— Да. Мы можем предоставить приезжим артистам те ресурсы, которых нет, например, в других городах или даже в Москве. В Москве просто не хватает времени ни на что никогда. Тем более на то, чтобы не торопясь, основательно поработать над своим проектом. И москвичи собирают команду и приезжают на неделю в Кострому. Придумывают, анализируют, репетируют. Бывает другая проблема: материал уже наработан, но нет своей площадки. Тогда люди приезжают к нам, чтобы выпустить здесь свой спектакль.

— Это реально перспективно?

— Только за этот год мы хотим реализовать десять разных проектов. Это и образовательные проекты, и выпуск спектаклей, и репетиционный процесс с последующей премьерой – как в случае со спектаклем Саши Кирпичева (в апреле Александр Кирпичев показал на СТАНЦИИ свою режиссерскую работу – спектакль «А вот и я!». – Д. Ш.). На июль-август мы запланировали четыре проекта, но заявок в пять раз больше. И, я думаю, количество еще будет увеличиваться.

— Резиденции на СТАНЦИИ – только внутрироссийский проект?

— Сейчас мы ищем похожие на нас по устройству организации за рубежом, с которыми могли бы выстраивать обменные программы. И первая состоится уже скоро: в центре-резиденции «La pratique» во Франции соберутся четыре артиста – из Костромы, Москвы и два француза. Потом они же приедут на СТАНЦИЮ. Еще у меня в мечтах совсем безумный проект с участием площадок из Индии, Египта, Южной Африки и России при поддержке швейцарского совета по культуре Prohelvetia.

— А что от этого получают «Диалог Данс» и СТАНЦИЯ? Резиденты что-то платят?

— В финансовом смысле – ничего. Для нас важно, чтобы площадка развивалась. Чтобы была постоянно производящей театральной фабрикой. Чтобы говорили, что та или иная работа создана при поддержке СТАНЦИИ. Чтобы эта резиденция была важным опытом для артистов.

my dinner with you

Не про деньги, а про людей

— Даже как-то странно: ломать голову, как поддержать свой костромской проект, когда ты по всему миру нарасхват. Почему вообще не уехать – вас же здесь ничего не держит?

Да, с Костромой лично меня и Женю связывает только наш проект. Который не про деньги, а про людей, поэтому мы за него и боремся.

— Когда ваши люди, артисты «Диалог Данс», работают в других проектах, это не рискованно?

— Я не боюсь, что у людей появятся новые интересы. Гораздо страшнее, если бы они не получали от работы всего, чего хотели. Замечательно, что у Марии Качалковой возникла история в театре кукол (Мария стала хореографом спектакля «Снегурочка», который поставил знаменитый Евгений Ибрагимов. – Д. Ш.). Что, Ибрагимов не работал с другими хореографами? Работал. Но теперь он именно Марию приглашает на постановку в Петербург, а это говорит о высоком уровне наших артистов.

— А есть какой-то секрет, как это два костромских хореографа, Естегнеев и Кулагин, стали хореографами теперь уже с мировым именем?

Я учился в Школе театрального лидера, мы были резидентами известного театрального центра – началось с этого. Но ведь в Москву мы приехали не с пустыми руками: у нас уже были две «Золотые Маски». И был особенный опыт: сколько уникальных проектов мы реализовали в Костроме! Именно в Костроме. И я надеюсь, что с этим городом мы сможем продолжать этот не простой, но прекрасный диалог.

                                                                                                                      Текст : Дарья ШАНИНА
Опубликовано в Северной правде (Кострома)

 

В эфире станционные резиденты

Как вы уже знаете, в этом году, а точнее этой весной резиденция на СТАНЦИИ перестала быть исключительно летней, и началась уже весной. Благодаря генеральному партнеру проекта Фонду Михаила Прохорова резиденция стала практически круглогодичной, а это значит, что теперь на площадке практически в режиме нон-стоп кипит творческий процесс. Сегодня мы начинаем серию публикаций, рассказывающих о жизни и творческих процессах, связанных с нашими гостями. Поскольку большая часть работы проходит за закрытыми дверями – слово самим участникам. И мы начинаем разговор с Татьяной Чижиковой, куратором очередного этапа резиденции (с 5 по 10 июня) и независимым хореографом. Работа над спектаклем, который был изначально инициирован Культурным центром ЗИЛ, продолжилась в Костроме.

IMG_3734Татьяна Чижикова, куратор резиденции, хореограф:

«Что самое важное случилось с нами на резиденции – здесь в Костроме у нас появилась возможность сконцентрироваться на работе, на самых важных вещах. Мы, возможно, не нашли еще какие-то технические тонкости, не нашли световую партитуру для своей работы, но нашли какие-то более важные вещи, которые можно обрести, только находясь в одном пространстве вместе почти 24 часа в сутки. Мы пять дней провели бок о бок — репетиции, прогулки, трапезы. Обычно ты не помнишь день премьеры, но помнишь процесс. Вот, оглянусь я назад, что я буду помнить о своей жизни вокруг этой работы? Я точно запомню вот это, вот эти пять дней, которые оказались такими ценными.

Огромная благодарность и ЗИЛу и СТАНЦИИ, этим двум площадкам, за то, что поверили в нас, приняли наши заявки и дали случиться важным процессам, фактически подтолкнули нас к действию.

Из впечатлений – здесь, в этом городе настолько все вежливые, внимательные к тебе, город теплый, ты из Москвы приезжаешь и погружаешься в это, в эту теплоту, сам меняешься. Это отличный пятидневный процесс, опыт. Время пролетело очень быстро, насыщенно, плотно и уверена — плодотворно.

Сама работа была задумана еще год назад. Наш композитор Роман Кутнов предложил мне эксперимент, в котором он со своей стороны соединил бы различные музыкальные пласты одновременно и лишил бы их привязки к временной сетке. Я со своей стороны нашла бы подобную аналогию в телесности, движении. В процессе работы мы поняли, что этот эксперимент — про время, про ощущение времени, какое оно. Как оно сжимается, разжимается, дробится. И мы начали работу в проекте ЗИЛа «5 соло», так же в рамках следующей резиденции в ЗИЛе мы сделали уже три соло, а здесь в Костроме углубились в то, что сделали ранее и расшевелили материал. В дальнейшем мы продолжим работу над перформансом в ЗИЛе, а выпуск состоится уже в новом сезоне».

IMG_3698Евгений Панкратов, танцовщик, педагог, участник резиденции (Москва):

«Эта резиденция вернула меня к себе самому, было очень приятно оказаться в компании людей, с которыми ты близок по некоторым установкам, в компании себе подобных, скажем так. Здесь не было таких границ, что вот мы работаем, а потом все разошлись, нет, мы продолжали общаться и работать практически всё свободное время, в отеле, на прогулках. Вообще было очень здорово окунуться в этот процесс, заново понять, что тебе самому интересно. Дело в том, что у меня случился такой камбэк к творческому процессу, я давно ни в чем не участвовал, последние пять лет, в последнее время только преподавал, поэтому для меня особо ценным было это понимание. За время этой резиденции, я как будто помолодел лет на 20. Вот за эти несколько дней я укрепился в мысли, что мне по-прежнему очень интересно заниматься современным танцем, исполнительским искусством, быть в процессе».

Никита Чумаков, танцовщик, хореограф, артист перформанса, участник резиденции, выпускник P.A.RT.S. (Бельгия), преподаватель перформативных практик в «Московской школе нового кино» и GOGOL School

«Мы познакомились с Татьяной на одной лаборатории в Новом пространстве Театра Наций, и она мне рассказала об этой работе и пригласила участвовать.

Меня сразу привлекла эта история. Это работа про время и мы сразу начали ставить себе такие довольно парадоксальные задачи, в них было интересно находиться и решать их. И даже если это было невозможно – найти решение, меня интересовали уже сами форматы поиска и исследования. Ведь время — это такое понятие растяжимое, особенно время на сцене, поэтому можно было экспериментировать активнее, я думаю, мы даже приблизились к научному исследованию. Я многому научился за эти дни в Костроме, приятная обстановка и плюс весь город у тебя на уровне глаз ты можешь голову ровно держать, у тебя кровь в мозг поступает. Это другой темп, за счет всей этой благоприятной атмосферы плюс позднего лета, это рождает такое … спокойствие, а оно создает нужную среду для креатива, ты сам себя догоняешь, не бежишь. Еще подкупает, что здесь у нас не было жестких рамок, что нам нужно выдать что-то, закончить что-то в срок, мы сами определили план работы, сами дошли до нужного момента в работе и работали благодаря этому в спокойном темпе, но интенсивно».

IMG_3845

Виктория Брызгалова, участница резиденции, танцовщица, фрилансер, педагог выпускница P.A.RT.S. (Бельгия)

«Это моя первая в жизни резиденция, я знаю, что в России это вообще большая редкость – резиденции. Я о других даже и не слышала, кроме костромской, если честно.

Меня пригласила Таня и что меня сразу привлекло – я приверженница минимализма, а эта работа очень минималистична. Здесь нет танца, как такового, совершенно другие и новые для меня задачи – вот над этим всем мы и работали. Мне кажется, что красивый-красивый танец уже сам по себе не интересен, ну лично мне, во всяком случае. А здесь процесс был еще интересен тем, что я наконец-то думала, не просто исполняла, что нужно хореографу, а включалась в процесс по полной программе. Покопаться в себе, поработать с фактами, с идеями – это я теперь обожаю.

Еще я поняла, что резиденция – это совершенно другой формат работы и ни на что не похож, ты настолько отключаешься от всего, от своих дел, у тебя нет никаких забот, ты полностью на 100% погружен в процесс и это дает свои результаты»

Резиденция на СТАНЦИИ проходит при поддержке Фонда Михаила Прохорова.

fond_prohorova

 

Фото: Владислав Смирнов

Кострома затанцует вместе с Парижем и Кейптауном!

Арт-площадка СТАНЦИЯ готовится не только к грандиозному без преувеличения закрытию сезона, которое случится уже совсем скоро 24 июня, но и к предстоящему этапу резиденции на СТАНЦИИ, участником которого и станет главный герой этого уик-энда Фуфуа Димобилите, швейцарский перформер и танцовщик. Он возглавит резиденцию участников образовательного проекта СОТА, куратором которого является танцовщица и хореограф Дина Хусейн. 25 июня нас ждет увлекательное и необычное событие – танцевальная прогулка по городу вместе с Фуфуа, участниками СОТА и музыкантами. Присоединиться к этому событию может каждый!

Участники очередного этапа резиденции на СТАНЦИИ  – образовательный проект СОТА из Москвы во главе с Диной Хусейн и с Фуфуа будут работать не столько на СТАНЦИИ, но продолжат исследовать городское пространство, как это уже было в других городах, где проходил проект Городская прогулка! Теперь в руках исследователей окажется Кострома.   За неделю резиденции участники познакомятся с Костромой и создадут и встроят свой новый маршрут в канву улиц. Как будет выстроен диалог с нашим городом, какие нас ждут открытия, и, конечно, какой это будет танец, мы узнаем только 25 июня!

GG2A8734

Что такое танцевальная прогулка? Dancewalk (dance – танцевать, walk – ходить) – это действие, которое превращает хождение в танец. Исполняется такая прогулка по всему городу или ландшафту. Из-за своей необычной кинестетики, хореографии и протяженности dancewalk становится испытанием для норм танцевальной эстетики. Перформанс устанавливает новые отношения танца ко времени и пространству. Если обычно танец исполняется в конкретном месте, то здесь мы имеем дело с километрами и часами танца. «Декорации» постоянно меняются, зрители – случайные и неслучайные, могут не только смотреть, но и реагировать, разговаривать, следовать за танцорами или танцевать сами. Диалог с реальностью непрерывный, и танец изменяется под воздействием среды.

Несколько слов о главном герое этого события: В 2000 году швейцарский хореограф Фуфуа Димобилите (Foofwa d’Imobilitе) основал компанию Neopost Foofwa Company. С тех пор команда танцоров создала 11 разных dancewalk-марштутов, всегда адаптируя концепцию под конкретное место. Перформанс проходил в Кейптауне и Соуэто (Южной Африке), в округе Юра (Швейцария) и у здания Парижской оперы (Франция), а совсем недавно Фуфуа танцевально прогулялся и по Москве.

photo_gregory_batardon_50A3624

В Dancewalk также примет участие Electro hurdy-gurdy club, музыканты — перформеры нового формата. Их музыкальный инструмент – электрошарманка. «Электро» – потому, что внутри динамо-машина и электронная начинка, а также особый модуль, который позволяет им синхронизироваться. В результате инструмент сочетает в себе все когда-либо придуманные инструменты и звучит как в сказке. Один английский музыкант даже назвал шарманку Alchemical Music Box. Действительно, в этом музыкальном инструменте кроется волшебство, поскольку каждый, кто играет на шарманке, чувствует себя артистом и музыкантом. Electro hurdy-gurdy club – первая в мире команда, которая выступает на вечеринках, событиях, фестивалях, создавая звуковые пространства при помощи электрошарманок: от реалистических, со звуками ветра, водопада, паровозных гудков до сложнейших абстрактных композиций.

 

Старт DanceWalk в 13.00 в центре города.
Присоединиться к нам может любой желающий на любом этапе! Завершение прогулки на СТАНЦИИ в 16.00.

Концепция и представление: Фуфуа Димобилите (Швейцария)
В сотрудничестве с Диной Хусейн
В сопровождении участников СОТА
Музыканты: Руслан Хусейн и Саша Довыденков
www.gurdy-hurdy.ru
При поддержке Швейцарского совета по культуре Про Гельвеция в Москве. Neopost Foofwa поддерживается городом Женевой, кантоном Женева и Швейцарским советом по культуре Про Гельвеция.

Проект резиденция на СТАНЦИИ проходит при поддержке Фонда Михаила Прохорова.

fond_prohorova

Закрытие сезона по-швейцарски!

Так получилось, что арт-площадка СТАНЦИЯ вот уже третий год подряд закрывает сезон стендапом. Два года назад к нам приезжали участники шоу Циммермана из Москвы и показали искусство стендапа во всей красе, в прошлом году сезон закрыл танцевальный стендап the Marusya, ну а на этот раз нас ждет встреча с необыкновенным хореографическим (и обучающим) шоу об истории танца, танцевальным и иммерсивным стендапом от швейцарского танцовщика и Фуфуа Димобилите!

«КонДЕНСированные истории» — это one man show, почти два часа Фуфуа будет на сцене один и за это время мы не только услышим всю историю танца за 125 лет, но и увидим его – ведь словесный рассказ будет подкреплен иллюстративным материалом – танцем. Неплохо повторить историю и теорию танца в преддверие нашего предстоящего юбилея – 9 сентября школе “Диалог Данс» исполнится 15 лет, а это значит 15 лет contemporary dance в Костроме!

…ХХ век пестрит культовыми именами, такими как Лои Фуллер, Рудольф Лабан, Мэри Вигман, Михаил Фокин, Мистер Б., Марта Грэм, Мерс Каннингем, Ивонна Райнер, Триша Браун, Пина Бауш. Если этой информации уже слишком много, чтобы переварить ее разом, без паники —  скорая помощь под рукой! Через истории из реальной жизни, которые напоминают о том, что танец зародился так же давно, как и все человечество, Фуфуа Димобилите знакомит с формами танца, которые были созданы за последнее столетие и которые до сих пор продолжают жить. Он довольно буквально “ведет” беседу, самостоятельно исполняя музыку, описывая костюмы и изображая декорации, доказывая, что история танца чертовски увлекательна. И если выражение «человек-оркестр» перенести на язык хореографии, то это — спектакль в исполнении «человека-танца».

Судите сами. На этой фотографии Фуфуа Димобилите изображает Избранницу в балете «Весна Священная», а публика в зале реагирует, как публика в 1913 году в Париже реагировала на хореографию Нижинского – стоя освистывает балет.

foofwa

Художник по свету Джонатан О’Хир тоже периодически вмешивается в происходящее своими замечаниями с балкона; Фуфуа затевает разговоры с осветителями, которые тут же на сцене меняют свет. Это очень живой и человечный спектакль о современном танце. Как говорит сам Фуфуа: «Делиться человечностью важнее, чем эстетикой и формой». Танцовщик Штутгартского балета и танцевальной компании Мерса Каннингема, Фуфуа Димобилите начал свою карьеру хореографа в 1998 году в Нью-Йорке и стал основателем компании Neopost Foofwa Company в Женеве в 2000. С тех пор его тело и ум служат созданию постановок, в которых человеческое, щедрое и аутентичное преобладает над эстетическим.

Спектакль создан при поддержке медиа-платформы AVDC и Reso — Dance Network Switzerland, а также фонда Pro Helvetia врамках программы культурного сотрудничества. Neopost Foofwa существует благодаря кооперативной поддержке администрации города Женевы, кантона Женевы и фонда Про Гельвеция.

Показ спектакля в Костроме проходит при поддержке Швейцарского совета по культуре Про Гельвеция в Москве.

ProHelvetia660440

ИСТОРИЯ ОДНОГО МЕНЕДЖЕРА

Копилка признаний таланта компании «Диалог Данс» пополнилась еще одним экспонатом. Им стала национальная театральная премия «Золотая Маска». Для коллектива третья по счету. Своими впечатлениями, переживаниями о проекте поделилась исполнительница главной и единственной роли спектакля the_Marusya Маруся Сокольникова.

the_marusya

И ВСЕ-ТАКИ ЭТО СУДЬБА

– Маруся, поздравляем вас с этим большим событием. Путь к награде был долгим и непростым. Скажите, что вы чувствовали, когда получали «Золотую маску»?

-Мы были номинированы в двух категориях «Лучший спектакль современного танца» и «Лучшая женская роль в современном танце, балете». И когда в самом начале награждения прозвучали эти номинации без упоминания наших имен, я подумала: «Значит, не судьба». Но какого-то большого разочарования не было. Даже наоборот, было ощущение, что с плеч свалился груз ответственности, который незримо висел на мне с 1 ноября (когда пришла информация о номинации). И я уже просто получала удовольствие от самого присутствия на таком значимом мероприятии. Ничто не предвещало неожиданностей. И вдруг со сцены звучит название нашего спектакля – «the_Маруся». Помню, что несколько мгновений я пребывала в полном замешательстве (смеется).

– Как родилась идея постановки?

— Два года назад мы проводили фестиваль «Диверсия» и хореограф Александр Андрияшкин, большой друг нашей компании, в шутку предложил сделать перформанс с моим участием. Я также в шутку его поддержала. Но через какое-то время начался уже совершенно серьезный разговор об этом. Из шутки идея переросла в реальный эксперимент. Сначала, конечно, никакой спектакль не планировался. Мы собирались сделать какую-то небольшую исследовательскую работу, посмотреть на жизнь современного искусства глазами менеджера. Весной 2015 года сделали первую лабораторию, и я погрузилась совершенно новый для себя процесс. Занятий было много, в буквальном смысле с утра до вечера. Изначально у нас не было никакого сценария. Только мысли постановщика, как он видит воплощение этой истории. Я же тогда довольно смутно все это себе представляла. Это сейчас я спокойно выхожу на сцену. Но изначально мне это давалось чрезвычайно сложно – боялась. Мне стоило больших трудов преодолеть свой страх сцены.

— Как вообще рождаются подобные проекты?

— Сначала делается лаборатория, набирается исследовательский материал. Потом из него, как их пластилина, что-то создается. Этот процесс не похож на постановку классической пьесы, где есть сценарий. Тут все отталкивалось от личности, пространства, площадки. Поэтому спектакль the Marusya очень личный, он в большей степени про меня…но через меня показывается образ человека, который остается за кулисами, когда артисты выходят на сцену. Глядя на красивых артистов на сцене, мало кто думает о технике, который целую ночь монтировал световое оформление спектакля. Или о том, что менеджер «бился головой о стену» и ругался с дизайнером, чтобы напечатать красивые афиши…

ДРУГАЯ СТОРОНА ИСКУССТВА

— Скажите, а это единственная такая история о pr-менеджере или администраторе современного театра?

— В мировом масштабе, конечно, существуют подобные постановки. Есть очень известный хореограф Жером Бель, у него был похожий проект. Это соло-спектакль одной балерины. То есть схож сам метод, замысел произведения. Но вот чтобы выходил на сцену именно менеджер, и на его целой истории строился целый спектакль, я не знаю. По крайней мере, в России такого нет.

— Насколько полно спектакль раскрывает широкому зрителю процесс работы менеджера, который остается за кадром?

— Думаю, вполне. Ведь мы получали обратную связь от людей, которые занимаются похожей работой. Может быть, даже и не связанной с искусством… но они приходят к нам и говорят: «Это про меня». Сначала мне казалось – ну, кому может быть интересен этот спектакль, если человек меня не знает? Но после премьеры ко мне подходили люди и говорили: «Классный спектакль! Жаль, что его больше нигде нельзя будет показать, кроме как на СТАНЦИИ. А буквально через месяц мы повезли его в Петербург, и там его приняли очень тепло, с большим интересом, несмотря на то, что зрители понятия не имели, что такое СТАНЦИЯ и кто такая я. Так, через нашу жизнь, наши реалии мы показали аудитории что-то большее.

— А что-то большее — это что?

— Глазами pr-менеджера, человека, который находится внутри процесса, мы показываем другую сторону современного танца, современного искусства. Но в этой основной сюжетной линии есть много дополнительных историй. Допустим, о том, как важно совершать маленькие подвиги, скажем, для меня, даже, когда количество представлений уже перевалило за второй десяток, каждый новый выход на сцену – это все равно некое преодоление.

НЕ МОЯ КАЛЬКА

— Ваша героиня – это вы или все-таки некий собирательный образ?

— Трудно сказать. Видите ли, спектакль называется the Marusya а не просто Маруся. Предполагается, что это некий объект. Ведь нельзя же оставаться полностью собой на сцене. Это как бы художественное переосмысление меня.

-Ваша речь на сцене – это импровизация или заученный текст? Складывается такое ощущение, что вы говорите от себя, от сердца…

— Никакой импровизации нет! У нас всё выверено. Это ведь не просто я выхожу на сцену и рассказываю какой-то стендап. Это именно спектакль. Он структурирован, имеет свою логику. Режиссерские задачи каждый раз углубляются и даже иногда меняются, потому что меняются обстоятельства. И мы уже по-другому смотрим на вещи. И, когда я произношу текст, я помню эти задачи и стараюсь их выполнять.

— За время работы над спектаклем вы почувствовали себя актрисой?

— Впервые это слово по отношению ко мне прозвучало во время репетиции. Режиссер спросил: «А где у нас актриса стоит?» И вдруг я поняла, что это говорят про меня. Это было очень непривычно и необычно: «Как это так, и про меня? Я – актриса?» (смеется) Но, да технически человек, который выходит на сцену, становится актером. А внутренне я еще не до конца приняла этот факт. Мне кажется, что полноценно я смогу себя почувствовать в этой ипостаси, когда случится такой спектакль, когда я на 100% выполню все задачи, которые передо мной ставит режиссер, и полностью буду собой довольна. Сейчас я еще только иду к этому.

_MG_7442

МНЕ ЕСТЬ, ЧЕМ ПОДЕЛИТЬСЯ

— Поделитесь с теми, кто не видел ваш спектакль – о чем вы рассказываете со сцены?

— Мы обыгрываем многие штампы, существующие в современном искусстве. И то, как люди их воспринимают. Например, понятный, пожалуй, каждому посетителю театра момент, когда кто-то из зрителей говорит во время спектакля по мобильному. Он думает, что этого никто не замечает, однако весь зал его не просто слышит, но и вполне определенным образом реагирует. И да, это выглядит порой смешно. Вообще, в спектакле очень много юмора. Но мы шутим по-доброму. А еще у нас есть толстая папка, в которой собраны все интервью со мной. Мы их обработали, «причесали», отобрали самые яркие моменты – сняли сливки (улыбается). И всё равно осталась еще куча неиспользованной фактуры, которой с лихвой хватит на целый сериал.

— С кем вы разделили свой успех?

— В нашей компании это третья «Золотая маска». И я счастлива, что причастна к её получению. Но это не только моя заслуга. В процесс было вовлечено огромное количество людей – все наши артисты, помогавшие мне, когда мы делали спектакль. Это была командная работа. Кто-то помогал записывать аудио моего голоса для постановки, кто-то свет… Иван Естегнеев и Евгений Кулагин (руководители «Диалог Данс» — прим.авт), которые стали продюсерами этого проекта. «Золотая маска» — она не моя, она наша! Я эту радость честно делю вместе со всеми. Это огромный коллективный труд.

— Эта премия – очень высокий уровень. Повлияет ли она на вашу жизнь? Может, вы перестанете быть менеджером, и станете актрисой?

— Ну, во-первых, жизнь спектакля еще далеко не закончена. Там еще очень много есть, над чем работать. У нас планы по его показу в Костроме, Москве, на других площадках. Во-вторых, хоть вся наша команда и рада моему проявлению себя в новом качестве, но, тем не менее, все они желают, чтобы я по-прежнему оставалась менеджером нашего коллектива (улыбается). Мне кажется, я неплохо справляюсь со своей работой. И тем не менее! Уже более года (а именно столько прошло после премьеры спектакля) мне удается совмещать свои непосредственные обязанности и творчество. Вряд ли после такого опыта я смогу остаться просто менеджером. Даже если наш проект прекратит свое существование. Я очень хочу иметь личное отношение к творческому процессу. Причем, совершенно не обязательно, как актриса. Я с удовольствием бы попробовала себя в качестве создателя какого-то проекта…Но, это всё потом. Сегодня, сейчас я бы очень хотела, чтобы люди пришли на спектакль the Marusya не потому, что он получил “Золотую маску», а потому, что в нём каждый зритель сможет найти что-то очень личное для себя. Я чувствую, что мне, всем нам, есть чем поделиться со зрителем.

Михаил Карепов для газеты «АиФ –Кострома»

  • Поиск по сайту
  • Информация о событиях
    и билетах по телефону:
    (4942) 300-285
    СТАНЦИЯ в Интернете
    Подписка на новости
     
    Artist in residence
    Генеральный партнер