Eng / Рус

Фестиваль фильмов о любви на СТАНЦИИ

На СТАНЦИИ вновь короткометражное кино — мы ждали целых полгода. И как же здорово, что можно снова совершить увлекательное путешествие через страны, судьбы людей, жанры в кино, просто придя на СТАНЦИЮ. 24 апреля два сеанса 19.00 и 21.00 прекрасного фестивального кино!

«Love Shorts» — это фестиваль лучших короткометражных фильмов о любви!

В программе представлены семь историй о любви, о смысле, о жизни. Ничто не вечно, но пока сердца бьются, на планете будет существовать это чувство. И разве кто-то в праве его сдерживать?

У нас есть множество вопросов к этому миру. И пройдя сотню чужих путей, совершив тысячи ошибок, мы вдруг находим все ответы. В глазах напротив.

Программа фестиваля:

 1. Предистория

Германия, 2016, реж. Джошка Лаукенинкс

 2. Вкус любви

Австрия, 2017, реж. Пол Шойфлер

 3. Тео и Селеста

Австралия, 2018, реж. Ханна Догерти

 4. Однажды мой принц придет

Франция, 2017, реж. Лола Наймарк

 5. Объятия

Франция, Канада, 2018, реж. Жюстин Вуйлстекер

 6. Предложение

Великобритания, 2016, реж. Ян Робертсон

 7. Суть всего

Великобритания, 2018, реж. Даниэле Барбиеро

Витальная эстетика острова

Сразу понятно: всё это кем-то подстроено. И речь даже не о хореографах Евгении Кулагине и Иване Естегнееве. Бери выше. Когда четыре тела (поначалу они, неподвижно лежащие в центре площадки, вообще кажутся восковыми фигурами) вдруг оживают в жёлтом мороке, нет никаких сомнений: их забросили сюда без предупреждения. Под наркозом, под гипнозом ли – не важно. Важно, что персонажам этой истории сейчас мутно так же, как пространству вокруг, и они совершенно не знают, чего ожидать. Знает только тот, кто затеял столь изощрённую игру.
«Остров» создавался в пандемийном 2020-м, и что это рефлексия по поводу, кажется, не стоит уточнять. Есть люди, есть замкнутое пространство (колючей проволоки нет, но танцовщикам дано какое-то априорное понимание, что отсюда не вырваться, потому и не стремится никто) и вопрос – до чего можно дойти в этом странном вынужденном заточении? Особенно когда тебе то и дело подбрасывают провоцирующие предлагаемые.

Новый спектакль «Диалог Данс», если перевести его на графический язык, как кардиограмма: долго длящаяся прямая с частыми пиками. Когда четверо из положения лёжа переходят в вертикальное, но всё ещё пребывают в трансе (перемещаются бесцельно, не реагируют ни на что), время тянется невыносимо – ровная, ровная прямая. Но вот первый скачок «кардиограммы» – какой-то невесомый «дзынь», как будто две металлические ложечки стукнулись одна о другую. От этого звука островитяне внезапно приходят в себя: пока просто замечают ближнего, оглядывают пространство. А когда к звяканью добавляются удары, щелчки, потрескивания (всё – изобретения композитора Алексея Наджарова), уже начинают активно двигаться. И тут же возникает коммуникация.   

В сценической истории, которая длится больше часа, новые вводные поступают танцовщикам регулярно. То вдруг зашевелились пластиковые коробки, и под ними обнаружился кое-кто связанный – подопытный номер пять. То откуда-то взялась еда — консервированные ананасы, и один, жадно заглатывая, подавился. То обнаружились женские шмотки и парики – грех не примерить. Между кем-то и кем-то пробегает искра, у двух других уже разгорается пожар… Каждое из этих событий становится импульсом, провоцирует собой рождение целого танцевального отрывка и полностью диктует его технику и содержание.

Найденного связанным – это Игорь Шаройко – нужно первым делом высвободить. Он пытается выкрутиться без посторонней помощи и вдруг становится как та верёвка, что опутала его, – мягким, гибким до невероятия: одна нога танцовщика с лёгкостью заворачивается за другую и за всё это тут же цепляется рука. Но Шаройко мало самому завязываться в узел и распрямляться – ему важно вовлечь в путаницу остальных. Вместе спасают подавившегося Андрея Петрушенкова: его кашель, выталкивающий из горла кусочек ананаса, порождает единую для всех пластику – судорожную, сгибающую тела пополам. А вот обнаруженные платья-парики вдохновляют на крышесносное пати с травести-уклоном: мужские бёдра, прикрытые кружевной юбкой, покачиваются эротично, девицы куражатся и визжат. Эпизоды сменяют друг друга, но в последовательный сюжет не выстраиваются – он здесь не нужен. Здесь принципиальны не сами события, а эмоциональные состояния, вызванные ими. Важна внутренняя эволюция героев.

Пять артистов, танцующих и играющих (это, несомненно, физический театр) «Остров», распределены по амплуа: брутал-самец Игорь Шаройко, инфантильный почти-подросток Андрей Петрушенков, женщина мощной энергетики – Татьяна Караванова, вещь в себе – Марина Херолянц, девушка-модель – Анастасия Радькова. Но эти амплуа – всего лишь база, на которую постепенно наслаивается разное другое. Скованные пространственной несвободой, потерявшие счёт времени, вынужденные сосуществовать именно в таком составе, пять обитателей острова извлекают из глубин себя то, что вряд ли бы обнаружили в других предлагаемых. Сдержанная, кажущаяся до поры до времени очень цельной героиня Марины Херолянц склоняет к романтике героя Андрея Петрушенкова: их дуэтный танец сделан с балетным благородством. Но как только романтика трансформируется в страсть, парень начинает сопротивляться – и от утончённости партнёрши не остаётся следа. Марина Херолянц танцует яростную боль, давит и душит себя, она вся – как напряжённо сжатые кулаки.

У героев Татьяны Каравановой и Игоря Шаройко, напротив, взаимность: он в охотку демонстрирует мускулы, она моментально «клюёт» на открывшийся вид. Но результат такой же: сильная женщина в исполнении Татьяны Каравановой меняется на глазах, превращаясь в податливую самку. Их танец с Шаройко – постоянный телесный контакт, вжатие друг в друга. Это зрелище ломает хрупкую героиню Анастасии Радьковой. То ли от ревности, то ли обиды, то ли от зависти она впадает в пластическую истерику: вся извивается, гнётся, корчится. И окружающие пользуются моментом: тоненькую, почти бестелесную Радькову перебрасывают легко и азартно, как мячик.

«Остров» отменяет социальные запреты, «Остров» вытаскивает тайные желания, «Остров» отбрасывает всех к до-цивилизации. Но даже такой – которому всё позволено, порочный и дикий – человек, по версии «Диалог Данс», оказывается прекрасен. Когда застенчивый юноша Андрея Петрушенкова в тайне от всех надевает шёлковую женскую сорочку и танцует в приглушённом, а-ля лунном свете, зрелища красивее сложно представить. Маскулинное тело и тонкий шёлк так не подходят друг другу, брутальная пластика с трудом поддаётся смягчению, но именно эти контрасты рождают удивительную витальную эстетику. И будет очень жаль, если в реальности однажды всё закончится так, как закончилось в спектакле: люди засыпаны чёрной землёй, и над ними кружат вертолеты.    

Дарья Шанина (театральный критик)
Специально для stantsia.com

Премьера спектакля «Остров» в Костроме!

Компания «Диалог Данс» приглашает на премьеру спектакля «Остров» на арт-площадке СТАНЦИЯ!

ОСТРОВ — не просто спектакль, это важное продолжение истории развития компании «Диалог Данс» — трижды лауреата Национальной театральной премии «Золотая Маска». Новая точка отсчёта случится  30 и 31 января —  премьерные показы пройдут на арт-площадке СТАНЦИЯ. 

Работая столь долго на театральной сцене уже можно позволить себе стать тихими. Но для основателей компании Ивана Естегнеева  и Евгения Кулагина остаётся  важным не только создавать, а видеть результат. Концепция, заложенная 18 лет назад в «Диалог Данс», не предполагает другого пути — бесконечный разговор, с перерывами на тишину и монолог. Разговор с артистами, с командой,  со зрителем, с собой.  Непрерывный диалог, где, как и в жизни, меняется характер, интонация. Но тема остаётся неизменной — это человек, такой, какой он есть, и кем способен стать.  В основу работы заложены доверие и интерес авторов к персоналиям артистов, в этом и заключается суть физического театра — исследование движения через индивидуальный телесный язык каждого танцовщика.

Спектакль ОСТРОВ становится ключевым по нескольким причинам. Начало положено именно тогда, когда всё начатое стало разрушаться.  2020й год одновременно сложный и важный. Работать год над проектом — вынужденные обстоятельства, которые произошли из-за сложившихся ограничений. Но это задало иное качество процессуальной стороне проекта и позволило зайти подробно в материал и экспериментировать. Искали. Собирали. Разрушали. Возвращались. Отказывались. Находили. Строили.

О чем молчит пространство, о чем молчит человек?  Все скрытое выйдет наружу —  тело не умеет молчать. Объединённые неизвестностью 5 человек оказываются вместе там, где  времени нет, потому что Остров — это про «здесь и сейчас». Место, где всё вдруг начинает происходить, обнажая человека и делая его уязвимым. В состоянии неуверенности и разрушения  каждому из них предстоит эмоционально сложный путь, где осмысление социальной роли человека перерастёт во всеобщий конфликт. И с собой и с обществом. Несогласие раскроется под разными ракурсами и начнётся эволюционный путь обратно, туда, где тебя вроде бы и нет. Что из себя представляет поиск связей и попытка коммуникации в обстоятельствах, когда ты доведён до пика?  Чем обернётся отчаянное желание удовлетворить свои потребности через других и как далеко человеку придётся пасть, чтобы раскрылось человеческое. Где место сопереживанию?  5 абсолютно разных людей оказываются друг с другом вместе, но какое значение у слова «вместе»?  Почему вопрос иерархии неразрешимый? Ведомые физическими желаниями, через страх, крик, жажду и боль, герои идут к эйфории. Но какова цена?

Физически сложная танцевальная формула спектакля, где движение — досконально точная реакция на всю палитру человеческих эмоций. ОСТРОВ — не просто спектакль, каждый показ — это личная попытка артиста выйти за пределы своего персонажа. Каждый спектакль — это попытка артиста ответить себе на вопрос — «где тут я»? Спектакль становится дебютным для  новых танцовщиков в составе компании «Диалог Данс», с кем авторы уже не первый год работают в других театральных проектах.

Команда:

Хореографы: Иван Естегнеев и Евгений Кулагин

Композитор: Алексей Наджаров

Художник по свету: Наталья Кузнецова

Художник по костюмам: Александр Девятченко

Артисты: Татьяна Караванова, Марина Херолянц, Анастасия Радькова, Игорь Шаройко, Андрей Петрушенков

Спектакль создан при поддержке Фонда Михаила Прохорова и Союза театральных деятелей РФ.

Место проведения: арт-площадка СТАНЦИЯ (Кострома)

Билеты на сайте площадки и по телефону +7 (4942) 300-285

ВПЕРВЫЕ в Костроме! Фестиваль Золотая Маска на СТАНЦИИ!

13 и 14 ноября 2020 года в Костроме впервые пройдет региональная программа Фестиваля «Золотая Маска»: на сцене арт-площадки СТАНЦИЯ будет показан спектакль «Комната Герды» петербургского театра «Особняк» и Театральной лаборатории Яны Туминой, отмеченный сразу двумя Национальными «Золотыми Масками» в 2019 году.

Все знают «Золотую Маску», как главную театральную премию России, но помимо номинаций и самой премии Маска – это еще и огромное количество проектов и обширная гастрольная деятельность спектаклей-лауреатов.

В Кострому «Золотая Маска» приезжает в первый раз. Но Кострома уже связана  с премией  — ведь как известно, театральные коллективы города  уже становились номинантами и лауреатами Национальной театральной Премии, принимали участие в московском фестивале. Компания «Диалог Данс» — трижды лауреат премии, постановки Драматического театра им. А.Н. Островского отмечались экспертами Премии среди наиболее значительных премьер сезона и входили в Лонг Лист «Золотой Маски», среди лауреатов и наш Костромской Театр кукол.

И вот, настало время принимать гастроли «Золотой Маски» у нас на площадке. С радостью спешим сообщить, что 13 и 14 ноября  в гостях у СТАНЦИИ спектакль из Санкт-Петербурга «Комната Герды», получивший в прошлом году две маски – за лучшую режиссуру и лучшую работу актера. Всего два показа в Костроме, и в связи с новыми правилами театральной рассадки ограниченное количество билетов.

А2_Кострома

13 и 14 ноября 19:00
Театр «Особняк» и Театральная лаборатория Яны Туминой, (Санкт-Петербург)  представляют:

КОМНАТА ГЕРДЫ
лирический хоррор по мотивам сказки Ганса Христиана Андерсена «Снежная королева» 

Режиссер: Яна Тумина
Художник (куклы, объекты, сценография): Кира Камалидинова
Художник по костюмам: Анис Кронидова
Художники по свету: Василий Ковалев, Анатолий Ляпин
Звуковое оформление: Юрий Лейкин
Артисты: Алиса Олейник,  Евгений Филимонов
Премия «Золотая Маска» 2019 года – «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа актера» (Алиса Олейник).

Номинации на Премию «Золотая Маска» 2019 года – «Лучший спектакль в театре кукол», «Лучшая работа художника», «Лучшая работа актера» (Дмитрий Чупахин).

 

Авторы  о спектакле:

«Меня порой спрашивают, кто он – мой зритель. Отвечу так: простодушный взрослый и думающий ребенок. Видимо, моя самоуверенность позволяет считать, что эти качества в какой-то мере приобретаются прямо на спектакле. Дети умнеют, а взрослые становятся наивнее. Когда ставишь спектакль, попадающий в категорию «для семейного просмотра», важно соблюсти грань: чтобы твоя работа была «прочитана» и взрослой, и юной аудиторией; но я соблюдаю эту грань чисто интуитивно – или сознательно не соблюдаю. Важно создать многогранник образов, чтобы спектакль мог быть воспринят с разных сторон, на разных уровнях».

Яна Тумина, интервью журналу «Петербургский театрал»

«Комната, где обитает то ли девочка, то ли старушка, живет своей жизнью и, подобно океану Соляриса, порождает прекрасные и страшные фантомы. Эти фантомы – родом из сказки Андерсена, но отнюдь ее не иллюстрируют. Фигурка мальчика самостоятельно покидает черно-белую фотографию, пустой рукав пальто поднимается и дарит розу, стол приезжает, чтобы увезти алые туфли. Герда предстает то юной девушкой, то беспомощной старухой. А иногда нежное миловидное лицо вдруг отражается в зеркале уродливой морщинистой маской. Герда вспоминает поиски Кая или придумывает их? Был ли Кай, было ли это путешествие, или начиненная фокусами, уютная и жуткая комната так никуда и не отпустила свою пленницу? Зрители вольны выстраивать собственный сюжет или погрузиться в атмосферу причудливых визуальных фантазий лирического хоррора».

Юлия Клейман, эксперт Фестиваля «Золотая Маска»

«В спектакле Яны Туминой много красивого, рукотворного и одновременно пугающего и завораживающего. Он словно создан, чтобы помочь справляться с накатившим ужасом жизни. Но терапия преодоления страхов здесь не так очевидна, как желание погрузить в уютно-ужасный мир одной комнаты. Мир, который настораживает, тут же оборачивается чем-то очень милым, но, возможно, это его качество и заставляет содрогнуться. Комната и Герда – здесь главные действующие лица».

«Петербургский театральный журнал», блог

«В «Комнате Герды» актриса Алиса Олейник на протяжении часа – не покидая крошечную комнату, – разворачивает на наших глазах андерсеновский сюжет, трансформируясь из состарившейся Герды в девочку, из Маленькой разбойницы – в бабушку-финку. Радость встречи с братом постоянно усиливается: вот и розы, выросшие в стене комнаты-мирка Герды, говорят ей, что они были под землей – и Кая нет среди мертвых. Но это спектакль о Герде, которая, проделав такой сложный путь, в конце споткнулась, остановилась. Под таинственное песнопение на северном языке (явно из владений Снежной королевы) актриса всматривается куда-то перед собой. Вопреки законам сказки, эта Герда не нашла Кая, вроде бы не обрела то, к чему шла. Но она, дойдя до самого края земли, посмотрела за этот край; а может, впервые так глубоко заглянула внутрь себя? В любом случае, это мгновение прорыва в инобытие – метерлинковское по существу – завораживает».

       блог «Петербургский театральный журнал»


 

ПАРТНЕР ПРОЕКТА

Банк «Ренессанс кредит»

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ ФЕСТИВАЛЯ «ЗОЛОТАЯ МАСКА»

«Российская газета», Snob, Colta.ru

Проект проходит при поддержке Министерства культуры Российской Федерации

Manhattan short возвращается!

Manhattan short — это трибуна, с которой страны громко заявляют о радостях и тревогах, мечтах и трудностях. Экраны кинотеатров, клубов и музеев становятся местом для откровений и последней надеждой быть услышанными.

От фестиваля к фестивалю! Продолжаем в активном режиме — открыли сезон и продолжим теперь с кино — вы ждали!? К нам возвращается Манхэттенский фестиваль короткометражного кино Manhattan Short!
17 октября на СТАНЦИИ!

За зрительскую любовь поборются 9 короткометражных фильмов из Австралии, Палестины, Финляндии, Ирана, Израиля, Македонии, США, Франции и наконец-то из России!15 лет подряд фестиваль приходит в нашу страну и всего третий раз российская картина попадает в финальную программу. Драма Никиты Хозяинова «Прости меня, пёс» будет бороться за голоса зрителей вместе с финской «Палочкой» Теппо Айраксинен: сильные эмоции получат не только любители собак. А французский «Маэстро» под музыку бессмертного Беллини продолжит тему животных, но не домашних, а лесных и свободных.

Сразу три фильма из разных стран кричат о том, что законы созданы не для людей. Израильский «Белый глаз» — реальная история его режиссёра Томера Шушана о попытке вернуть украденный у него велосипед и абсурде полицейских действий. Македонская «Наклейка», номинант Сандэнса, Палм-Спрингса и победитель Бруклинского фестиваля, засовывает нас в шкуру несчастного папы, у которого одна цель — попасть к дочке на утренник любой ценой. А австралийское «Безопасное место» показывает образцовый допрос, в котором что-то пошло не так.

Как провезти холодильник через границу, когда тебе 8 лет, расскажет Фарахи Набулси в фильме «Подарок», а иранский «Экзамен» озабочен перевозками посерьёзнее: название этого товара и вслух произносить не рекомендуется. Добавим в программу жёсткую подростковую драму «Два мальчика» и вот он — зритель, терзаемый муками выбора с анкетой после сеанса.

Фильмы на грани. Как и сам 2020 год.
Между старым и новым.
Между привычным и необычным.
Между прошлым и будущим.

Стоимость билетов: 250 рублей

 

 

Программа Фестиваля Диверсия 2020 — гид по спектаклям

2 октября

повстанцы

МЫ ЗДЕСЬ БЫЛИ
Компания «По.В.C.Танцы» (Москва)

В этой работе мы размышляем о предопределенности и реальном проживании и еще о желании оставить след. Также, в этой работе мы продолжаем идею размывания границ между художественной практикой и жизнетворчеством.

Партитура событий разыгрывается заново для каждого представления, включая репетиционные.

Отдельные события (драматургические пазлы) можно разделить на 2 категории. Часть из них — наши повседневные действия, увиденные нами как художественные; другие — артистические высказывания, сформированные из нашего сегодняшнего, глубоко личного ощущения жизни. Каждый раз, оказываясь в новой последовательности и в новой системе связей с другими частями, каждый из этих пазлов мутирует и открывается по-новому для нас самих. Как создатели,  мы исследуем закомерности и случайности в формировании драматургии,  действия и смыслов.  Как исполнители,  мы балансируем между предельной точностью в исполнении структуры и постоянной готовностью к принятию сиюминутных решений.  Мы называем это спектаклем потому, что, несмотря на то, какая последовательность нам выпадет, в момент исполнения неизбежно возникает драматургия и драматизм. Мы говорим, что это перформанс, потому, что весь материал — это манифестация наших реальных личностей и реальной связи, и все происходящее тождественно себе.

это перформативный спектакль
это ПЕРФОРМАТИВНЫЙ спектакль
это перформативный СПЕКТАКЛЬ
это ПЕРФОРМАТИВНЫЙ СПЕКТАКЛЬ

«маршрут следования — карта судьбы
пункт назначения — предназначение
чертим заново каждый раз,
чтобы оставить следы
заново
для развлечения»

перевод с тамильского, неизвестный автор, 2 в. до н. э.

Авторы, исполнители: Александра Конникова, Альбертс Альбертс
Музыка: Ричардас Норвила в исполнении “The New Oslo Losers Trio” (Норвегия).
В спектакле также звучит песня «Любовь причиняет боль» в исполнении группы «Эверли Бразерс».
Использованы отрывки из рассказа Х. Л. Борхеса «Палаты с фигурами» и стихотворения А.С. Пушкина «Осень»
Продолжительность: 57 минут

Bi(e)Solar
Викторя Арчая и  Иван Скачков (Москва)

Два Солнца, как два равнозначных объекта в пустом пространстве.

Они не обремененны целью согреть друг друга, создать условия для возникновения жизни, стать целым. Существуя в единой системе, имея свойства, не присущие им по отдельности, они достигают каждый своей цели. Примерно половина звезд в нашей галактике относится к двойным системам. Между ними существуют точки Лагранжа – точки относительного покоя, не испытывающие воздействия со стороны этих тел. Что находится в этом пространстве? Возможно ли не быть вместе находясь рядом? Как отразится такое соседство на других системах?

Мы размышляем на тему равнозначности объектов в системе, отсутствия ведущей точки инерции, равновесия в союзе двух тел.

Авторы, исполнители: Викторя Арчая, Иван Скачков
Саунддизайн: Роман Жаров RICAAI
Продолжительность: 30 минут

__________________

3 октября

chroma

ВНУТРИ СЕБЯ Я ТАНЦУЮ
Chroma Dance Company (Тюмень)

Предметы вокруг нас, что мы о них знаем и почему так привыкли их называть?

Опираясь на книгу американского философа Г.Хармана «Четвероякий объект», в которой автор говорит: «морковка является морковкой только потому, что она не самолет, и не симфонический оркестр, и не бутылка «Jack Daniel’s», и ничто остальное», можно понять, что человек, это такой же предмет, как стол, дерево, стена и т.д. У него тоже есть свойства, качества, язык для общения. А это значит, что, возможно, стена может разговаривать со стулом, окно — со шкафом, а также взаимодействовать. Просто люди не могут это никак ощутить!

Мы многое не знаем о предметах, почти ничего друг о друге. Следуя тем же принципам, называя морковку морковкой , человек определяет, что есть, например, «красиво», а что нет.

А что для вас «красиво»?

Хореографы и исполнители: Александр Ткачук  и Олег Коротченко
Танц-драматург: Татьяна Гордеева
Продолжительность: 40 минут

ПОСЛЕВКУСИЕ
Glyptic Dance Company (Новосибирск)

Работа о силе и слабости в моменте; о готовности сдаться под тяжестью памяти и воле вернуться в жизнь.

Представьте беспокойство рассказчика, который говорит вам о похоронах. Он то движим чистыми эмоциями, подавлен тяжелым воспоминанием, то пытается держать себя в руках.

В «Послевкусии» рассматривается ощущение такого человека — физического и эмоционального тела — в нашей стране. Это соматическая рефлексия социального и политического условия, той истории, в которой мы оказались и пребываем.

ОКЕАН 
Илья Манылов и Александра Столярова (Екатеринбург)

мой океан это медленное течение. любовь, а потом война ты просыпаешься. видишь, как она или он одевается. думаешь: «уйдет навсегда» думаешь: «я не хочу» а она или он возвращается. и все бывает снова хорошо. или плохо. ты понимаешь, что прощать нечего. что толку прощать то, чего нет. и все снова повторяется, и город прячет твои глаза. это новые времена, которые всегда повторяются — смотри, как к вечеру загорелась улица, и холод рук. и так на каждой улице, в каждом окне. и пусть, кажется, все пропало, все это будет вновь. война, а потом любовь

Авторы, исполнители, либретто: Илья Манылов, Александра Столярова

_________________

4 октября

наруттотимошенко

РЫБЫ ВЫБИРАЮТ ЛЕД
Алексей Нарутто и Ольга Тимошенко (Москва)

Это вторая работа диптиха «Гипоксия».
Гипокси́ я (др.-греч. ὑπό — под, внизу + греч. οξογόνο — кислород; кислородное голодание) — пониженное содержание кислорода в организме или отдельных органах и тканях. Гипоксия возникает при недостатке кислорода во вдыхаемом организмом воздухе, крови (гипоксемия) или тканях (при нарушениях тканевого дыхания).
В сложившихся обстоятельствах карантина, болезни, бесправия, несвободы, притеснения человек ищет способ справиться как с давлением, которое обрушивается из вне, так и с собственными «кошмарами». Мы находимся внутри своих жилых помещений в одиночестве или, наоборот, в теснейшем контакте с самыми близкими людьми. Мы понимаем, что оказались совсем не готовы к такой близости к себе и к другим. Несвобода стала ощущаться не просто как умозрительное понятие, но перешла на уровень телесных впечатлений. А преодоление этой несвободы стало романизироваться самими несвободными.
В данной работе мы хотим исследовать политический, социальный и культурный слои.

Идея, хореография, исполнение: Ольга Тимошенко и Алексей Нарутто
Композитор: Кира Вайнштейн
Художник по костюмам: Мария Саввина
Продолжительность: 20 минут

ПРЕМЬЕРА
Компания Zonk’a (Екатеринбург)

Последний дуэтный спектакль Александра Фролова и Анны Щеклеиной. О человеке и его стремлении совладать или совпадать со временем. Время — это ничто, но является самым ценным ресурсом. Так и спектакль сделан буквально из ничего, только казусы, красота, слова, танец, тишина и конец. И всё это, как раз вовремя… ну почти вовремя. В остальном всё как обычно — главным художественным средством является воображение зрителя.

Авторы, исполнители: Анна Щеклеина, Александр Фролов
Продолжительность: 30 минут
Фото: Дарья Попова

Фестиваль Диверсия 2020 объявил программу!


Diversia_2020

Фестиваль дуэтов современного танца «Диверсия» пройдет с 2 по 4 октября на арт-площадке СТАНЦИЯ и представит семь спектаклей российского современного танца!

Нет худа без добра или все, что не делается, все к лучшему? Как пострадал театральный мир от пандемии и как повезло в этом году фестивалю «Диверсия» и его участникам… С 2007 года международный, а в этом году из-за закрытых границ полностью российский. Без шуток, сложная ситуация этого года позволила нам сформировать принципиально новую программу – большинство работ фестиваля в этом году – наши постоянные гости, а именно резиденты СТАНЦИИ, и среди них есть и те работы, которые были созданы у нас на площадке. Спектакли, рожденные на СТАНЦИИ во время резиденции созрели до официальной премьеры – премьер в этом году будет целых три! Два ключевых проекта арт-площадки СТАНЦИЯ в этом году как никогда связаны и объединятся контекстуально.


ПРОГРАММА ФЕСТИВАЛЯ

Проект Ильи Манылова и Александры Столяровой ОКЕАН (Екатеринбург)
Glyptic Dance Company ПОСЛЕВКУСИЕ (Новосибирск)
Алексей Нарутто и Ольга Тимошенко РЫБЫ ВЫБИРАЮТ ЛЕД (Москва)
Chroma Dance Company ВНУТРИ СЕБЯ Я ТАНЦУЮ (Тюмень)
Виктория Арчая и Иван Сачков BeSolar (Москва)
Компания Zonk’a ПРЕМЬЕРА (Екатеринбург)
Специальные гости фестиваля — Компания «По.В.C.Танцы» МЫ ЗДЕСЬ БЫЛИ (Москва)

Тюмень, Екатеринбург и Новосибирск – географически мы вновь замахиваемся на далекие территории. Специальные гости нынешнего фестиваля, наши друзья — дуэт «По.В.С. Танцы» Александры Конниковой и Альбертс Альбертс – это мэтры и первопроходцы фестиваля, без участия которых не обходилась ни одна наша «Диверсия» в первые годы жизни. Их работа «Мы здесь были» своего рода важный шаг внутрь нового поля современного танца до и после пандемии и новая точка отсчета спустя 13 лет существования «Диверсии».

Продажа билетов откроется 27 августа! 

Лето в Костроме!

Арт-площадка СТАНЦИЯ рада объявить прием заявок на Летнюю Резиденцию для хореографов и режиссеров при поддержке генерального партнера Фонда Михаила Прохорова.

14-21 июня Групповой проект (от 2 до 5 человек)
22-30 июня Групповой  проект  (от 2 до 5 человек)
31 июля-8 августа Резиденция с молодыми хореографами под руководством Нины Гастевой и Михаила Иванова (соло и дуэты)
16-23 августа Групповой проект  (от 2 до 5 человек)
24-31 августа Резиденция с молодыми хореографами под руководством Татьяны Гордеевой (соло и дуэты)

Вся информация о проекте и заявках ЗДЕСЬ

лето1

Спектакль «Code Unknown»

Спектакль Компании Диалог Данс «Код неизвестен»
Ко-продукция арт-площадки СТАНЦИЯ и проекта ПЛАТФОРМА, при поддержке Института Сервантеса (Москва)
Премьера состоялась в 2012 году, спектакль был представлен в Костроме, Москве, Красноярске, Омске.

«Открылся проект «Диалоги» новым спектаклем одноименной костромской компании: Евгений Кулагин и Иван Естегнеев, прославившие в последние годы свой «Диалог-данс», показали сочинение испанского хореографа Гильермо Вейкерта Молины под названием «Code Unknown». Мужской дуэт рассказывает уложенную в две трети часа историю отношений, выросших из случайной встречи, буквально из одного слова. «Раздевайся» — велит брутального вида герой Евгения Кулагина появившемуся у него на пороге гибкому незнакомцу (Иван Естегнеев). Слов больше не будет, но появится иной, более сильный, инструмент воздействия и катализатор единения — таблетка, о действии которой догадаться несложно. Очевидно, что она изменяет сознание, и отношения, в основе которых можно было бы заподозрить лишь минутную страсть, на самом деле вырастают в сюжет о совместном путешествии прочь от реальности.

Иногда их дуэт напоминает механизм, каждая из частей которого действует по неизвестно кем заданной программе. Движения выразительны, но отрывочны, и любое намерение словно не доводится до воплощения. Кажется, эти двое действительно нашли друга, но в основе их взаимоотношений — желание переделать и подчинить себе второго. Один — хозяин положения, другой — послушный материал, а через минуту они меняются местами. И не так уж важно, кто кого и в какой момент хочет сделать верным псом или поп-звездой. Важно, что они неизбежно исчерпывают друг друга, отгораживающие их от пустоты стены из легкого, дрожащего полиэтилена рвутся, и в финале двоим ничего не остается, как буквально сидеть и выть на Луну — но в этом опустошении вдруг чудится та самая нежность, которой каждому, наверное, не хватало».

Газета «Коммерсантъ» №235 от 

Двое в лодке

ДВОЕ В ЛОДКЕ

ИВАН ЕСТЕГНЕЕВ И ЕВГЕНИЙ КУЛАГИН, «ДИАЛОГ ДАНС»
На сцене — два джентльмена в элегантных белых костюмах и отчетливо зеленых носках. Один джентльмен — обладатель темной шевелюры — в квадрате света меланхолически вертит в руках фен, то включая, то выключая его. Другой герой замер в полутьме — едва можно разглядеть, что у него на голове шляпа-котелок. Попав в луч прожектора, этот персонаж сначала проверит, плотно ли шляпа держится, а потом вздохнет и решительно сдернет ее — и сверкнет наголо выбритым черепом. Начнется дуэт — и за пятнадцать минут спектакля «Волосы» станет понятно, что этот спектакль — вовсе не о страданиях безволосого героя по утраченной прическе. То есть, конечно, лысый персонаж (это Кулагин) так тоскливо проедет ладонью по шевелюре партнера (Естегнеева), что неагрессивная зависть будет очевидна; так будет макать воблу в большую банку с водой и так в эту банку всматриваться, что зрители заподозрят изготовление неизвестного им народного средства от облысения. Но маленькая история, в которой герои успеют уронить друг друга, помочь друг другу подняться, потолкаться плечами и замереть в контакте, закончится тем, что черноволосый решит свою шевелюру обкромсать. И понятно станет, что это было — про поиски человека, который тебя понимает.

84_11_08

2006 год — время первого появления труппы «Диалог данс» вне Костромы, их первый приезд на московский фестиваль современного танца «Личное дело». «Волосы» — их первый триумф. Теперь — десять лет спустя — это одна из самых известных трупп контемпорари в России. Три «Золотые маски», гастроли от Франции до ЮАР, ежегодный фестиваль, на который в волжский город приезжают артисты из многих стран мира. Иван Естегнеев — арт-директор «Диалог данс», Евгений Кулагин — просто директор. Они преподают. Они ставят. И они танцуют. Меж тем было время, когда они даже не подозревали о существовании друг друга.

Иван Естегнеев жил на юге — его родной город Новороссийск, там он учился в школе и с четырнадцати лет танцевал в детском ансамбле. Окончив школу, он, как разумный человек, поступил в местный юридический институт. Но через два года понял, что больше всего в жизни хочет танцевать и сочинять танцы — и отправился в Санкт-Петербург, в Гуманитарный университет профсоюзов. Танцовщик? Танцовщик! Занятия с утра до вечера, еще и частные уроки брал — хореографическая подготовка в ансамбле оказалась недостаточной. Стандартное развитие сюжета было бы таким: все науки брошены, дорвавшийся до искусств человек занимается только искусством. Но стандартные сюжеты не для этого артиста: он перевелся в юридическом на заочное отделение и с успехом окончил и этот институт. Это потом тысячу раз помогло ему в независимой карьере.

Евгений Кулагин начинал свою артистическую карьеру совсем в другой части страны — он учился в Челябинском институте культуры и искусств, собирался стать драматическим актером. Рядом учились хореографы, и, поскольку парней в танцах всегда не хватает, один из постановщиков попросил Кулагина поучаствовать в его спектакле. Этот спектакль приехал на петербургский фестиваль «Open look». А Естегнеев пришел на этот фестиваль посмотреть.

Тогда они познакомились и поняли, что хотят работать вместе. После окончания института Кулагин попал в Камерный драматический театр в Костроме. Естегнеев приехал в тот же волжский город — так в 2002 году была основана компания. Работали на непаханой земле: что такое современный танец, в Костроме не знал ни один человек. Первых девчонок, пришедших на занятия, местные корреспонденты спрашивали, не мечтают ли они танцевать в ансамбле «Тодес». Звучали предположения, что вот эти непривычные движения на сцене — проповедь какой-то секты. Но пара отцов-основателей держалась твердо — они работали, работали и работали. Некоторым образом раскрутке компании помогало и то, что у Кулагина, перешедшего из Камерного в главный костромской театр — имени Островского, — хорошо пошла и драматическая карьера; среди ролей были и значительные, большие, например Гамлет. Но все же драма оказалась «вторым» путем, и в конце концов артист стал крайне редко появляться на драматической сцене — все силы и все время теперь отданы «Диалог данс». Кроме Естегнеева и Кулагина в компании с некоторых пор работают три отличные танцовщицы — Мария Качалкова, Татьяна Караванова и Галина Минакина, но — ограничимся лишь их упоминанием; этот текст не о труппе как таковой, а только о двух ее артистах.

84_11_09

Артисты эти ни в чем друг на друга не похожи. Естегнеев — быстрое движение, быстрая реакция, быстрая усмешка. Пластика ломкая — он может, если захочет, плавностью превзойти мариинских лебедей, но любит взрыв, слом, острый акцент. Самые простодушные из работающих с труппой хореографов охотно выдают Естегнееву персонажей на грани и за гранью нервного срыва: так, Крис Херинг, сотворивший свою «Грозу» как невротическую поэму, загнал персонажа Естегнеева в трясучую смеховую истерику, которую танцовщик воспроизвел с деталями просто клиническими. Постановщики более внимательные замечают, что актер, с легкостью изображающий невротиков, умеет держать себя в руках с железной твердостью, просчитывает каждый шаг и каждый жест. И работают с этим — в «Сделке», поставленной Ниной Гастевой и Михаилом Ивановым по мотивам пьесы Кольтеса «В одиночестве хлопковых полей», Естегнеев становится логиком-интеллектуалом, попадающим в ситуацию тотально нелогичную и неразумную: непонятная угроза извне (раздающийся из телефонной трубки звериный рык; звук зависшего над головой вертолета — и шарящий по сцене прожектор; тревожный стук в дверь) швыряет его к другому человеку, без которого он вроде бы вполне мог обойтись. В «Сделке» Естегнеев «замораживает» свою живую мимику; небольшие жесты приобретают катастрофический резонанс. А в «Punto di fuga», что в 2012 году получил «Золотую маску» как лучший спектакль современного танца, войну за квадрат сцены вели четверо мужчин (к Естегнееву и Кулагину присоединились итальянцы Эмануэле Шаннамеа и Стефано Маццотта; вся четверка и ставила спектакль) — и герой Естегнеева транслировал ту силу и жестокость, что свойственна воинам из древних трагедий.

84_11_03

Персонажи Естегнеева умеют думать на сцене; они умеют казаться слабыми, стопроцентно при этом держа ситуацию под контролем; они, держа эту ситуацию, могут адски нуждаться в ком-то — и прятать эту простую потребность, и смеяться над ней.

Вот уж чего не будут делать персонажи Кулагина. Они смотрят на мир широко открытыми глазами, так же широко распахиваются руки — и вот она, душа, ничего не скрыто. Танцовщик сложен плотнее коллеги и с хореографической точки зрения менее выучен; сам это отлично знает и чуть утрирует неловкость каких-то поворотов. Апофеозом этого насмешливого отношения к себе стала работа Кулагина в спектакле Карин Понтьес «Потерянный рай», что был номинирован на недавнюю «Золотую маску»: рай, о котором идет речь в спектакле, — это детство. Кулагин работает там в «пупсовых» толщинках и вызывает восторженный всхлип узнавания в публике; но дело даже не в точно воспроизведенной детской манере движения — дело в той открытости, что транслирует танцовщик: такая возможна только в младенчестве.

84_11_10

В Кулагине, как и в Естегнееве, есть сила — но совсем нет угрозы, ни в одной из ролей, ни в одной из ситуаций. В спектакле «Мирлифлор» (первый опыт сотрудничества костромской компании с бельгийским хореографом Карин Понтьес — и очень удачный: первую свою «Золотую маску» «Диалог данс» получил именно за этот спектакль) две женщины и двое мужчин, создавая чудовищное напряжение, выстраивают баланс сил. Все друг другу враги и все — возможные любовники; и даже в этой сжигающей нервы ситуации движения Кулагина говорят прежде всего об устойчивости мира.

4741914506_b616fc1dda_o

В том числе — мира танцевального. Он в России уже который год держится и на этих двух артистах, что, сотрудничая с Театром Наций (где они выпустили «Мою аномалию») и с Гоголь-центром («Неврастения»), продолжают учить народ в Костроме и регулярно выпускать там премьеры. Держать ситуацию под контролем и не закрывать двери, какая бы погода ни была на дворе.

Петербургский театральный журнал
Автор: Анна Гордеева, май 2016 г.

  • Поиск по сайту
  • Информация о событиях
    и билетах по телефону:
    (4942) 300-285
    СТАНЦИЯ в Интернете
    Подписка на новости
     
    Artist in residence
    Генеральный партнер