Eng / Рус

Маруся Сокольникова. Интервью.

Интервью со своими – крайний случай. Но здесь в самом деле не удержаться: когда-то журналист, а теперь (тоже рядом) PR-менеджер Маруся Сокольникова вдруг номинирована… на Национальную театральную Премию «Золотая Маска». Да, потому что работает в компании современного танца «Диалог Данс», которая упорно, вопреки всему ломает стереотипы. И да – потому что сама такая же: стоит одна перед полным залом, о судьбе пиращика смело рассказывает, отчаянно танцует. Как бы страшно ни было внутри.

the marusya

Из оголтелых фанатов – в PR-менеджеры

— В феврале состоялась премьера спектакля «the Marusya», теперь он номинирован на «Золотую Маску», в апреле выяснится, станет ли лауреатом – в общем, целая история началась. Но, согласись, Маруся – именно Маруся, а не Мария Сокольникова – родилась гораздо раньше?

— Ты про имя? Его ещё в школе один мальчик придумал: стал меня Марусей называть – и мне это так как-то понравилось… И прижилось: лет с тринадцати меня все называют Марусей и практически никто не зовёт Машей. Мне даже физически неприятно слышать «Маша».

— Я не просто про имя. Мне кажется, за этим именем – хорошо продуманный образ. Каждый, кто бывает на СТАНЦИИ, подтвердит: Маруся Сокольникова – сильная, яркая, непредсказуемая, иногда даже дерзкая. Это разве не концепция личности?

— Я ничего специально не продумывала. Но на становление меня как личности очень сильно повлияли «Диалог Данс» и арт-площадка СТАНЦИЯ. То, что мы имеем сегодня, – именно такая Маруся, это во многом их заслуга. Когда четырнадцать лет назад, в 2002-м, я пришла сюда, я уже была взрослой, сформировавшейся личностью. Но здесь меня изменили до неузнаваемости: мне дали понять, что я не просто человек, а человек интересный. Ушли страхи, зажатость, комплексы – я стала свободной.

— Тогда ведь ты была обыкновенным учеником компании «Диалог Данс»?

— Я была оголтелым фанатом современного танца: ходила на все классы, даже VIP-карту имела. Потом, оказавшись в журналистике, ещё и писать про это начала. Первой газетой, в которой я работала, была «Северная правда», и один из первых моих репортажей был именно про «Диалог Данс». Ещё через некоторое время позвонил Женя (Евгений Кулагин, директор компании «Диалог Данс». – Д. Ш.) и сказал: «Не хочешь на нас поработать?». Уже тогда была идея создать площадку современного искусства, и я должна была эту площадку найти и заниматься её продвижением – по большому счёту, стать тем же PR-менеджером. Но на тот момент всё это было воздушно-непонятно – и я, если честно, просто побоялась. А вот спустя два года согласилась.

— Ты была известным журналистом. Не жалеешь?

— Я много где работала. Да, с удовольствием, но это были просто места работы. А когда я пришла на СТАНЦИЮ, поняла, что здесь происходит что-то очень важное. А вообще, всё, чему я научилась до этого, мне здесь пригодилось. И краткий опыт работы на телевидении: я могу снимать видео, и газетный опыт. Когда я уходила из последнего журнала, думала: «Господи, ну не надо мне больше, пожалуйста, такой работы, где нужно тексты писать!» – настолько устала. И что же: пришла на СТАНЦИЮ – и снова пишу тексты.

 

Это была шутка

— Знаю, ты не любишь говорить о своей роли в истории «Диалог Данс» и СТАНЦИИ – ну как будто её и нет вовсе. Но почему-то же хореограф Александр Андрияшкин взял и сочинил спектакль – про тебя?

Это была шутка. Серьёзно. Был разгар «Диверсии» (фестиваль дуэтов современного танца. – Д. Ш.), мы стояли у бара, пили кофе, я болтала с артистами. И кто-то меня спросил: «Марусь, а ты сама танцуешь?». Я ответила, что не танцую, потому что расписание для меня неудобное и вообще мне некогда. «И не хочешь?» И тут я рассказала одну историю: хореограф Сергей Землянский ставил у нас «Комнату», и в этом спектакле была маленькая роль ведьмы – всего несколько секунд на сцене. И вот однажды Землянский забежал к нам в офис, увидел меня с распущенными волосами и говорит: «О, а давайте Марусю на эту роль возьмём? Фактура подходящая». А Ваня (Иван Естегнеев, художественный руководитель «Диалог Данс». – Д. Ш.) ему: «Не хватало ещё, чтобы у нас менеджеры на сцену выходили». Я, значит, это рассказываю, и в этот момент Андрияшкин говорит: «Слушай, а давай мы с тобой перформанс сделаем? Ты сама выйдешь на сцену!». Мимо как раз проходил Женя и поддержал шутку: «А я продюсером буду».

— И в самом деле стал.

Да, Ваня с Женей выступили как продюсеры, а девочки (Мария Качалкова, Татьяна Караванова, Галина Минакина, артистки и хореографы компании «Диалог Данс». – Д. Ш.) очень помогли мне с хореографией. Когда Саша уезжал и оставлял меня один на один с материалом, они проходили со мной танцевальные куски и привносили что-то своё. Поэтому «the Marusya» – в полной мере спектакль компании «Диалог Данс», хотя исполняет его не танцовщик компании.

— Так а как всё-таки шутка превратилась в спектакль?

— Мы пошутили, и на следующий день Саша уехал. Вдруг пишет на Фейсбук: «Ну давайте про даты говорить». И вот тут мне стало реально страшно, потому что я давным-давно не занималась танцами, и перформативного опыта у меня как такового не было. Я даже специально не участвовала в беседе в соцсетях – надеялась, что всё само рассосётся. Но в марте мне объявили: «Саша приезжает в мае, и вы работаете в таком-то графике».

— И работали вы, судя по всему, как в документальном театре: ты много говорила о себе? Недаром в «the Marusya» в разы больше текста, чем танца.

— Да, мы много разговаривали, Саша брал у меня интервью – этот вербатим, конечно, в преображённом виде вошёл в спектакль. Но вообще, майская неделя меня истерзала, искурочила, обнажила всё во мне… Саша начал погружать меня в стрессовые ситуации, чтобы растормошить: он давал мне задание танцевать, и в этот момент на площадку заходил кто-то из наших артистов – и я моментально сковывалась. Он давал мне в руки микрофон, включал музыку – и мне надо было выходить на сцену и говорить на заданную тему не останавливаясь полчаса. Тогда я даже представить не могла, что скоро буду выходить на сцену и говорить в микрофон уже на публике.

— Стоишь одна сцене, весь свет на тебя, перед тобой полный зал, и надо говорить, танцевать, а ты не артистка – такое даже представить страшно. Тебе эти мучения зачем?

Мне очень понравилось, как написал про «the Marusya» портал «Афиша»: «Это спектакль про то, как важно совершать маленькие подвиги». Ради этого спектакля мне пришлось очень многим пожертвовать. Во-первых, временем: я на работе и до этого задерживалась, а тут ещё огромный репетиционный блок… Во-вторых, нервами. Друзья мне говорят: «Ну вот ты сыграла один раз. А дальше зачем? Мы же знаем, что ты перед каждым выступлением ночами не спишь, мучаешься». Да, потому что перед каждым новым показом мы заново осмысливаем спектакль, углубляем его. Это очень сложно, но и безумно интересно – это обогащает мою жизнь.

Пресс-релиз про себя

— У «Диалог Данс» уже есть две «Золотые Маски», в этом сезоне номинируется «the Marusya». Тебе не кажется, что Кострома больше не удивляется высшей национальной театральной премии России?

— Есть такое. Когда мы получили первую «Маску», это было просто «вау!», салют за окном. Вторая уже не так воспринималась, третья номинация, которая на окончилась «Маской», – ещё проще. А сейчас вообще – я сама про себя пресс-релиз была вынуждена сочинять.

— Но вы-то знаете, как долго и сложно шли к мировому признанию. А раз ты шла вместе с «Диалог Данс» и пиарила этот путь, значит, верила в то, что они делают?

— Верила и верю.

— На чём основывается эта вера?

— На личностях Вани и Жени. Когда я начала у них танцевать, они казались инопланетными. Носителями другой культуры, другой эстетики. Ваня вёл класс – и настолько был харизматичен, авторитетен, настолько щедро делился своими знаниями… Где бы ещё нам рассказали, откуда рождается движение, как выстраивается связь между макушкой и кончиками пальцев, научили прислушиваться к внутренним процессам?

— А как ты заставляла верить других? Кострома ведь считала «Диалог Данс» чуть ли не сектой…

Или какой-то самодеятельностью. В 2009 году ставить «Mirliflor» к нам приехали бельгийский хореограф и композитор из Франции – кто ещё в Костроме делал такое? А всё равно приходилось убеждать людей: приходите к нам – у нас классно. Помню, на премьеру мы разослали официальным лицам Костромы тридцать пригласительных, подписанных Итальянским Институтом культуры в Москве, Гёте-Институтом, Французским Институтом в России… Ни один из тридцати не пришёл. Я очень расстроилась тогда, а одна гостья из Москвы сказала: «Не расстраивайся: сейчас не пришли, зато потом…». Я очень долго надеялась на это.

— Журналисты оказались легче на подъём официоза? Лично меня, я помню, вы возили в Москву – на фестивали, мастер-классы. И не влюбиться в современный танец было невозможно.

— Здесь всё всегда основывалось на личной заинтересованности. Помню, когда я работала в «Курьере», приходила и говорила: «Давайте я вам сделаю классный репортаж, а вы мне гонорар не платите». Я так поступала, потому что понимала, что никто, кроме меня, не напишет. Сейчас есть «Северная правда» и ты, на каждом телеканале есть один корреспондент, который лояльно относится к «Диалог Данс» – всего четыре-пять журналистов на город. И именно благодаря им выходят статьи и репортажи.

— Но, как бы то ни было, СТАНЦИИ уже семь лет, и у неё есть свои зрители.

— Это молодые люди, которых не интересует тот контент, что предлагает телевидение, и которые не проводят время в торговых центрах. Да-да, я знаю костромичей, которые все выходные там проводят. Наши зрители бывают в Европе, ездят на крупные события в Москву, знают, что происходит в мировых культурных столицах.

— Столичный критик Анна Гордеева однажды написала: «В этом волжском городе Ивану Естегнееву и Евгению Кулагину… когда-нибудь поставят памятник». Ты ощущаешь, что причастна к чему-то великому?

Давай без пафоса. Я просто знаю, что на СТАНЦИИ происходят очень важные вещи. Ну кто ещё привезёт в Кострому Угарова и Коляду? Кто ещё будет показывать документальное кино и на каждый показ привозить режиссёра – себе в убыток? Мы делаем то, что меняет костромичей: у них появляется новое мышление, новый взгляд на мир. И когда-нибудь это даст свои результаты.

                                                                              Текст : Дарья ШАНИНА

Comments

comments

Рубрика: диалог данс, танец, театр. Bookmark the permalink. Both comments and trackbacks are currently closed.
  • Поиск по сайту
  • Информация о событиях
    и билетах по телефону:
    (4942) 300-285
    СТАНЦИЯ в Интернете
    Подписка на новости
     
    Artist in residence
    Генеральный партнер