Eng / Рус

«Извиняться не стали, но пол после себя помыли»

Извиняться не стали, но пол после себя помыли
Еще никогда столичные актеры не обходились Костроме так дорого. В стены летели стулья, в пол – тарелки. Кофе и пиво лились рекой. До вмешательства КГБ дошло. Но не переживи мы этого… На нашей сцене никогда не зажег бы сам Джим Моррисон. Мы никогда не узнали бы, как сесть в кресло Георгина и не сесть в государстве Лукашенко. Четыре дня на арт-площадке СТАНЦИЯ играл самый неоднозначный и обсуждаемый российский театр – Театр.Doc, задавая костромичам далеко не игривые вопросы. Ответов на все мы дать не смогли. Но если однажды взлетит на воздух город Верхний Уфалей, на вопрос «почему?» вместе со всей Костромой корреспондент «СП-ДО» Дарья ШАНИНА ответит первой.

Бельмо на глазу

Так ведь чаще всего и бывает: несогласных много, смелый – один. Хотя сам Михаил Угаров, художественный руководитель столичного Театра.Doc и идеолог движения «Новая драма», одним в поле воином себя не считает. «Тогда в Москве накопилось очень много молодых, свежих сил, которые не могли найти выхода для себя», — называет Угаров единственную причину рождения в подвале Трёхпрудного переулка независимого и дерзкого театра. Независимым он был изначально: не протягивая клянчащей руки к государству, на аренду подвала зарабатывал сам, как мог. Когда сам не мог, выручали зрители. Дерзить научился позднее. Откровенно заговорив о бесланской трагедии в «Сентябре.doc», потом – всю Москву взбудоражив «делом Магнитского», поданным без купюр в «Часе восемнадцать». За гибель юриста Сергея Магнитского, произошедшую «по оплошности» судей и тюремщиков Бутырки, в Трёхпрудном переулке ответили все.
И вот уже десять лет они – бельмо на глазу «официального» российского театра. Потому что говорят то, о чём другие молчат. Потому что говорят так, как другие боятся. Потому что не играют, оттого и кажутся, на первый взгляд, простыми до примитивности. Спроси – любой ответит: «С Театром.Doc всё понятно!». Мат, совсем негероический герой, изъятый из ближайшей подворотни, история, выжимающая слёзы или рвоту. Да вообще, если уж лезть в дебри, и не театр вовсе: декораций нет, костюмов тоже, музыка только по праздникам, а самое главное – бездействие. Не только внешнее (спектакль «доковцев» часто приравнивается к читке), но и внутреннее порой: двухчасовой документальный спектакль участвующих в нём изменять не обязан. Он изменяет смотрящих.

Зажги мой огонь

Сознание костромичей вольная труппа Михаила Угарова принялась менять ещё по весне, когда привезла романтическую историю «Жизнь удалась», перемешанную с алкоголем, сексом и непечатными криками души влюблённых героев. Каким может быть Театр.Doc, нам продемонстрировали. Каким разным он может быть, мы узнали только на минувшей неделе. После ноябрьских гастролей, поддержанных Министерством культуры России и творческим объединением «КультПроект», читать о Театре.Doc на сайтах-форумах костромичей вряд ли потянет. В сети очень просто быть нечестным. Четыре вечера на арт-площадке СТАНЦИЯ «доковцы» честно разговаривали с Костромой.
До того честно, что собственные души не побоялись обнажить перед зрителем. Придуманный Сашей Денисовой спектакль «Зажги мой огонь», больше напоминающий киномонтаж, два времени, наше и шестидесятые прошлого века, перемешал до состояния абракадабры. В двадцати трёх этюдах, откровенно сатирических, глумящихся над всем сереньким, простая истина выясняется. Все мы, если только мечтаем о яркой жизни, немножко Моррисоны, Джоплин и Хендриксы. Поэтому и судьбы рок-легенд 60-х в фантазии Саши Денисовой с реальными судьбами актёров Театра.Doc переплетаются теснее некуда. Побег из дома и концерт «на районе», грызня во ВГИКе и за кулисами Ленкома, романы с «женатиками» и полиция, которую не изменила реформа… Это было в Америке полвека назад. Это есть в современной России. Потому что одержимые творчеством «горят» одинаково. В любую эпоху.
Зато «Кастинг» Германа Грекова, поставленный Игорем Стамом, уродливая придумка наших дней. Психологический эксперимент, проверяющий, чем мы готовы поступиться во имя кучки денег и минуты прайм-тайма. Никакого морализаторства – сухая констатация факта. Весь мир – социальная лестница, и люди на ней «шестёрки». Потому что над каждой ступенью есть ещё одна. На глазах зрителя человек с отвратительной лёгкостью превращается в человечка ради роли в крутом проекте. Чтобы заполучить её, режиссёр (Игорь Стам) и оператор (Константин Гацалов), недавно с животным наслаждением унижавшие во время кастинга юродивого парнишку Валентина (Роман Фомин), теперь мерзко выламываются перед ним – новым господином Георгином. Не понимают, бедняги, что не каждая роль счастье. Лучшая роль – оставаться собой.

Всего одну кнопку нажать

По большому счёту, к такому Театру.Doc Кострома была готова. Острому, ехидному, грубоватому. К мистически-жуткому, который объявился на третий гастрольный день, — вряд ли. Это случилось в Верхнем Уфалее – Богом забытом захолустье под Челябинском. Ваня Городилов, шестнадцати лет отроду, просто-напросто всадил пулю в лоб однокласснику. Во всём была виновата клякса. Хотя разбираться в причинах ужасного убийства драматург Екатерина Бондаренко хотела меньше всего. Её мучило другое: «Когда я познакомилась с отцом этого парня, он меня «зацепил» невероятно. У него два брака неудачных, мать, старая, немощная, сын-убийца… А он счастлив!». Может быть, именно поэтому Городилов-старший, сыгранный Владимиром Терещенко, в «Шуме» гораздо интереснее своего шизофреничного отпрыска. Иван (Алексей Маслодудов), с лихорадочно горящими глазами, судорожный какой-то, образ, если честно, довольно «потёртый». Рассуждает не ново, не жизненно, книжно. Ни дать ни взять Родион Раскольников. А вот отец, для которого сын и не сын, кажется, а проблема, которую надо решить, Бондаренко и Терещенко «нащупан» очень точно. И своего больного дитяти он страшнее в миллион раз. Потому что ведает, что творит. Бывший физик-ядерщик, Городилов знает, как прекратить бессмысленную суматоху погрязшего в пьянстве Уфалея.Всего одну кнопку стоит нажать…

Ещё одна история из невыдуманных – «Двое в твоём доме» Елены Греминой в постановке Михаила Угарова. История, кстати говоря, скользкая. И на Костроме опробованная перед выходом в большой и вполне может быть – скандальный свет. Совсем скоро хронику жизни под домашним арестом Владимира Некляева, конкурента Лукашенко на президентских выборах, увидит Европа. Политический скандал в планы Угарова явно не входит, потому что театр его аполитичен по сути. Тем не менее, над реалиями белорусской диктатуры «доковцы» хоть и вполголоса, но позволяют себе смеяться. Хотя рассказ о далеко не мирном «уживании» на 43 метрах оппозиционера с женой и двух КГБешников, дотошно законспектированный со слов самого Некляева, для постановщиков в первую очередь человеческая и философская драма. И драматичен здесь, конечно, не Некляев (Максим Курочкин), витающий в поэтических эмпиреях, а потому несвободу принимающий равнодушно. Драматичны узколобые парни-КГБешники, которые позволили режиму связать себя по рукам и ногам. Им вообще-то всё равно кому – лишь бы подчиняться. Надо – покидая дом «объекта», и пол за собой помоют.

Удивительно, как при такой-то политической отчаянности за десять лет своего существования Театр.Doc умудрился остаться за порогами всех противостоящих друг другу лагерей. А всё потому, что позиция «ничей и ни с кем» угаровский театр очень устраивает. Они ни перед кем не обязаны отчитываться. И «пардон» говорить тем, кого документальные спектакли выводят из себя. Для таких есть театр, помогающий отвлечься от жизни. Есть другие адреса. Подвал в Трёхпрудном взывает к тем, кто привык жить, пока есть такая возможность. Пока отец Вани Городилова в Верхнем Уфалее работает мастером по ремонту холодильников. Насчёт кнопки он, кстати говоря, рассказывает без улыбки.

Текст: Дарья Шанина

Comments

comments

Рубрика: театр. Bookmark the permalink. Both comments and trackbacks are currently closed.
  • Поиск по сайту
  • Информация о событиях
    и билетах по телефону:
    (4942) 300-285
    СТАНЦИЯ в Интернете
    Подписка на новости
     
    Artist in residence
    Генеральный партнер