Eng / Рус

Петербургский театральный журнал о спектакле «Остров»

Танцевальная компания «Диалог Данс» (Кострома), в рамках XVI Международного фестиваля-школы современного искусства «Территория» представил спектакль «Остров». Хореография Ивана Естегнеева и Евгения Кулагина, художник по свету Наталья Кузнецова, художник по костюмам Александр Девятченко.

Несколько месяцев вынужденного сосуществования в небольшом пространстве весной — летом 2020 года должны были найти отражение на сцене, в том числе в танце (искусстве, сильнее всего связанном с телесным опытом и, возможно, самом чувствительном). Волны спектаклей про замкнутое пространство, физическую стесненность, необходимость соприсутствовать за прошедшее время не случилось. Тем интереснее, как спектакли отражают ситуацию.

Слово «(само)изоляция» не приходится искать. Оно возникает в материалах к «Острову». Иван Естегнеев и Евгений Кулагин нашли ситуацию, максимально близкую к пережитому многими: крушение и вынужденное общее одиночество на кусочке суши. Только если у настоящих нас были способы сбежать, то у героев постановки выходов нет. На первых минутах понятно, что спасение не торопится, застряли они, что называется, с концами и в экзотических далях. Свет, разработанный Натальей Кузнецовой, на пару с дымом создает образ места. В белом или мягко-оранжевом мареве так и видятся пустынный берег, тонны мягкого песка без единого кустика или травинки, палящее солнце. Вдалеке маячат тепловой удар и перспектива медленной смерти от жажды.

Вводные просты — и они должны проверить пятерых героев не хуже лакмуса. Естегнеев и Кулагин создают, на первый взгляд, элементарные образы. Три девушки, два парня (запомним, это соотношение важно). Скромница, модница, оторва, плейбой, мальчик-снежинка. Мы не узнаем, как и почему их выбросило в это злосчастное место разом, но то, что это идеальные враги, люди, настолько несходные, что сильные эмоции неизбежны, понятно с одного взгляда. Во многом это заслуга Александра Девятченко, который создал точный, «говорящий» облик каждого. Серое глухое платье с чуть завышенной талией; желтый комбинезон с аккуратным треугольным декольте на спине и туфли в тон; мешковатые брюки и свитер-леопард; футболка с принтом «Life is much easier when you just chill out»; «харизматичная» и расслабленная рубаха — все это мы видим немедленно и даже против воли опознаем нужный «ярлык». Герои не меняются за час с небольшим, и их действия в основном соответствуют заявке — на это можно пенять, но в то же время в «Острове» честно рассказывается, что может быть, если группу очень разных людей запереть в безвыходном положении.

Сцена из спектакля.
Фото — Алёна Зернова.

В спектакле есть генеральное развитие действий, от пробуждения до «отключки», и маленькие сегменты, двигающие историю вперед. Очнулись, оглянулись, нашли припасы (мало), нашли товарища, включились инстинкты (оставь потомство перед смертью), посоперничали за партнеров, попереживали, нашли одежду, устроили вечеринку, рухнули. Так мог бы выглядеть ситком про выживание, и в каком-то смысле «Остров» им и является. Видимо, в том числе этим продиктована функция хореографии. Движение здесь зачастую утилитарно и отсылает, скорее, к бытовым ситуациям. Возможно, не последнюю роль сыграло и то, что труппа «Диалог данс» обновилась, а «Остров» — первая постановка с набранными артистами. Естегнеев и Кулагин будто пристреливаются к их физическим возможностям, делают ставку не на технику, а на харизму. Здесь мелких движений — поворотов головы, подоткнутых кулаком подбородков, расслабленных или напряженных плеч — намного больше, чем того, что можно назвать танцем.

Особенно в этом хороша Татьяна Караванова, героиню которой можно обозначить как Оторву. Ее история самая сложная: появившись как гибрид плохой девочки и girl next door, заявив первой о заинтересованности в интиме с любым из парней, Оторва оказывается нежной, стеснительной, одновременно смелой, раскованной и испуганной. То, как она сидит, смотря на мужчину, откинувшись и отведя оценивающе голову, как она легко и широко двигается, как проявляется ее неуверенность, боязнь снять «броню» из аляповатого леопарда и свободных штанов, как она чуть сжимается вперед, будто пытаясь уменьшить красивую большую грудь, как она доверчиво, с открытым детским лицом смотрит снизу на Плейбоя, как рывком садится в поперечный шпагат перед ним (секс Естегнеев и Кулагин изображают очень иносказательно, но узнаваемо), — все это вроде бы мелочи, и в то же время из них и состоит пластический рисунок «Острова». Диалоговцы здесь прежде всего актеры и потом танцовщики. Однако и небольшие полностью танцевальные вставки «работают» на историю и характеры: герои давятся, вставая в ласточку, принимают решение, скрутившись на полу, переживают кризис в поддержках-«вертушках» или закинув ногу на 180 градусов.

Сцена из спектакля.
Фото — Алёна Зернова.

«Остров» сложно назвать идейным или техническим откровением, или хотя бы событием — камерный спектакль с простой мыслью «люди тихо сходят с ума, если их запереть», может, на это и не претендовал. Однако его мир, мутноватое освещение, будто отдающее жаром, артисты, «измученные» жаждой физической и душевной, герои, в которых можно найти себя или знакомых, раскрытые страхи, неуверенности, боли остаются в памяти. Кажется, на таком берегу побывали многие — и возможность постфактум со стороны взглянуть на него, прожить час невозможности выбраться и соседства с Другими может быть нужна сама по себе.

Текст: Дарья Шанина

ОтветитьПереслать

Comments

comments

Рубрика: блог. Bookmark the permalink. Both comments and trackbacks are currently closed.